20.07.2017 - Завершена работа над новым романом "Последний Фронтир. Путь Воина". Скоро в печать поступит "Игра Реальностей. Бернарда". Ожидайте в магазинах.

17.05.2017 - Завершена работа над новым романом о Логане Эвертоне - "Город Х"

15.03.2017 - В печатном варианте вышла книга "Уровень: Магия". Найти роман можно в интернет магазинах Лабиринт, Book24 (и других) или в книжных по месту жительства.

06.12.2016 - Уважаемые читатели! Печатные книги автора можно приобрести в магазинах Лабиринт и Book24, а так же в книжных по месту жительства (для жителей России). Здесь для жителей Украины. Здесь для жителей Бераруси. И здесь для жителей Казахстана.

31.10.2015 - Для тех, кому удобно приобретать книги через Paypal - мой емаил в этой системе veronikamelan@gmail.com После оплаты, пожалуйста, отписывайте на ladymelan@gmail.com. Благодарю!

25.01.2014 - Для тех, кто хотел бы пообщаться с автором в реальном времени, существует группа В Контакте Присоединяйтесь и читайте новые книги!






 

 

 

 

 

Автор: Вероника Мелан

"Выстрел"

Из цикла рассказов серии "Город"

Email: ladymelan@gmail.com

 

 

"Выстрел"

 

 

 

От автора: в этой истории речь пойдет о жизни Аарона Канна до его работы в отряде специального назначения. Место действия - Уровень 8, город Девенпорт. В скобках я указываю музыку – прочтение отрывков под нее поможет вам глубже погрузиться в атмосферу, по крайней мере, так случается со мной.

 

 

Часть 1.

  

(Nay Sean feat. K-Rain – Get it Hot)

 

- Да не попадешь ты в бак с разворота!

- Попаду. Вон в то белое пятно на его боку.

- Если прицеливаться, то еще куда ни шло…

- Барни! Отвали! Ты никогда в меня не верил.

На стылую ночную улицу - не улицу даже - узкий пролегший между домами грязный переулок - они вышли через заднюю дверь. Вокруг мешки с отходами, разбежавшиеся по темным углам при появлении голосов крысы, потрескавшийся асфальт.

Мусорный бак стоял далеко, у стены заброшенной кирпичной пятиэтажки; в свете единственного тусклого фонаря Райна едва могла различить его силуэт, но (зрение после принятой таблетки дури сыграло шутку) белое пятно видела отчетливо.

Перезарядила пистолет. Усмехнулась, глядя на недоверчиво-презрительно скривленные губы друга. Из бара, откуда они вышли вчетвером, доносился протяжный вой электрогитары – местные завсегдатаи любили рок.

Марта и Тони обжимались, слюнявя друг друга, у стены. Из тени рядом с картонными коробками слышалась возня.

- Учись… новичок! – Она хотела сказать «лох», но вовремя сдержалась. Барни, даже будучи пьяным, бывал тяжел характером. – Ты попал в куль сверху. А я с разворота в пятно! Потом проверим.

Развернулась. Мысленно зафиксировала в памяти местоположение и бака, и пятна.

Одетый в коричневую кожаную куртку парень закатил глаза и рассмеялся неприятным смехом, какой у него появлялся только после «Фэнтэзи-ХС». Дурной смех. Дурной наркотик. Ну да ладно, они и баловались им не так часто. Может, раз в месяц. Хотя, с пивом, как сегодня, никогда.

Райна жестко усмехнулась. Откинула длинные черные волосы за спину, локоны покороче заправила за уши, чтобы не мешались. Досчитала до пяти, медленно выдохнула. Затем резко развернулась и, почти не глядя, пальнула.

С соседней крыши, квохтая на птичьем языке, взвились в воздух перепуганные голуби.

Сразу же за звуком выстрела послышался возмущенный голос Тони, на который она повернула голову.

- Эй, вы, два идиота! Вы хоть предупреждайте… мы тут целовались! Я чуть не усрался!

Теперь Райна и Барни хохотали вместе. Веселый вечерок, хорошее пиво. И черт с таблеткой; немного притихла свербящая уже часа два совесть.

- Ну, что? Видел? Утерся?..

Она вернула взгляд на дом… и мгновенно потеряла ощущение почвы под ногами. Затравленно прохрипела:

- Барни…

На том месте, где находился бак, теперь стоял серебристый автомобиль, а у пассажирской дверцы медленно, с кровавым пятном на плече – зрение Райны опять сыграло шутку, выхватив детали – оседал высокий мужчина.

- Я… Я убила его…

- Бежим отсюда! Райна, бежим!

- Его ведь там не было?! А теперь я его…

- Да ни хрена с ним не будет! А вот нам надо мотать! Райна!!!

Кто-то дернул ее за плечо куртки так резко, что затрещал рукав. Отяжелевший пистолет выскользнул из пальцев, она быстро нагнула и подняла его, снова посмотрела на опустившегося у колеса машины незнакомца.

- Мы… не можем так уйти…

- Дура, что ли? Бежим! Он нас пока не видел, а вот если увидит…

И она побежала следом за остальными. Вдыхая холодный ночной воздух, задыхаясь от паники, спотыкаясь о неровный асфальт и стараясь не отстать от уже скрывшихся за углом Тони и Марты.

- Черт! Я дура! Дура…

Сердце колотилось так быстро, что глушило стук подошв.

Споткнувшись в очередной раз, Райна упала на одно колено, порвала джинсы, выругалась, поднялась и побежала дальше.

Выроненное из кармана золотистое зеркальце с глухим звуком упало на землю, покатилось по направлению к стене, стукнулось о бок прогнившего картонного ящика и так и осталось лежать, поблескивая дешевыми стразами на потрескавшемся асфальте.

 

*****

 

Из их тесной двухкомнатной квартирки, расположенной на втором этаже облупившегося четырехэтажного дома на окраине Девенпорта, она не выходила три дня.

Боялась.

Что, если найдут? Что, если слышали, как Барни – придурошный Барни - орал ее имя? Хотя, мало ли в Девенпорте Райн? Она бы проверила. Если бы заставила себя дойти до телефонной будки на углу, где на исписанной матерными словами полке лежал пыльный справочник. Не дошла. Не смогла. Каждый раз, глядя на лысую необитую дверь, боялась, что там, в полутьме, на прокуренных площадках, уже ждут.

Барни ругался: неубрано, не сварено, грязно! Чем она занимается целыми днями дома - спит?

Если бы…

Во снах ее постоянно преследовал бледный человек с болтающейся, как плеть, рукой и кровавым пятном на плече.

Райна наматывала по маленькой гостиной круги, переступала через валяющиеся на полу вещи и лишь изредка останавливалась напротив зеркала. Смотрела на собственные огромные черные и испуганные, как у лани, глаза с залегшими под ними от недосыпа тенями, расчесывала длинные ниже лопаток густые волосы, ненадолго успокаивалась и снова начинала бесцельно слоняться по дому.

Не могла собраться, не могла начать уборку. Вообще ничего не могла.

Барни ушел еще в обед; сказал, на работу. Он бросил воровать еще в прошлом году - устроился грузчиком на склад, но там ли работал? Она не знала. Денег приносил мало, иногда куда-то срывался посреди ночи, часами отсутствовал. После этого денег прибавлялась, и тогда они изредка захаживали с друзьями в бар, брали по пиву. А иногда и по паре таблеток. Как в тот злополучный вечер.

За эти трое суток Райна возненавидела тишину и одиночество. Ночами ее все-таки обнимали, шептали что-то успокаивающее, пусть даже просто храпели рядом, все легче, а вот днями… Днями наваливалась душная тишина, зияли светлыми провалами немытые окна, к которым Райна не приближалась, и зловеще поглядывал из коридора прямоугольник двери.

Все. Так нельзя. Так дальше нельзя.

Если Барни вернется домой, а на плите нет еды, будет скандал.

Придется дойти до ближайшего магазина за картошкой или лапшой.

А значит, придется выйти на улицу.

Кисточка туши дрожала в руке так сильно, как будто Райна ехала в вагоне.

 

*****

 

Оделась, накрасилась, гордо подняла подбородок, как будто это могло помочь изгнать страх. Пулей пролетела подъезд, стреляя по сторонам глазами, миновала изрезанную и исковырянную гвоздями лавочку, поздоровалась с опирающейся на клюку, бредущей по направлению к дому, соседкой. Дошла до телефонной будки, даже успела полюбоваться собственным отражением в треснувшем пыльном стекле.

А вот до магазина уже не дошла.

Оказалась грубо заткнутой в подъехавшую сзади машину. Пыталась кричать – тут же зажали рот. Кусаться за пальцы - получила кулаком по виску. Обмякла, осела на чьих-то руках, а едва подняла голову, как тут же вдохнула едкий запах, пропитавший подсунутую под нос тряпку.

 

*****

 

- Райна Вильяни. Адрес: 26я авеню, 4с, 71, Девенпорт.  Рост: 174 сантиметра, отпечатки пальцев совпадают.

Тот, кто говорил это, говорил медленно.

Не то наслаждался звуками собственного хриплого голоса, не то хотел, чтобы она прочувствовала каждый слог, каждую паузу, уловила каждую ноту скрытого между слоями контекста.

От голоса исходила стужа – неявная, как от могильной плиты: пока не положишь ладонь, не чувствуешь.

Она положила.

Райна едва держалась на ногах и не поднимала голову. И так знала – нашел. Он нашел ее, тот, кому она прострелила плечо. Не важно как. Важно, что это случилось, все-таки произошло.

- Расскажи мне… Ты часто стреляешь на улице?

Дернулись черные локоны, застилающие лицо – Райна вздрогнула. Ноги предали, задрожали в коленях; усилилась хватка чужих пальцев на локтях. Кто-то, держащий справа, дернул ее на себя, очнись, мол, и отвечай на вопрос.

- Я… это не то, что вы думаете…

- Я спросил, часто ли? – Ласковый голос. Терпеливый. Температура без единого градуса в плюс.

- Не часто.

- А в людей попадаешь часто?

- Я не… не стреляю в людей. Только в мусорные баки. Мы играли! Соревновались!

- Заткнись.

Ей дали этот совет все тем же мягким тоном, от которого почему-то свело живот.

- Ты была пьяна?

- Нет…

- Врешь.

Райна умолкла. Она бы зацементировала собственный рот, если бы могла, лишь бы не сболтнуть лишнего. Но этот голос… Он не просто приказывал. Он обещал, что с ней случится что-то очень плохое, если правда не будет извлечена на свет.

- Что вы пили?

- П-п-пиво.

- Шырялись?

- Мы не хотели никому… причинить вреда…

- Отвечай!!!

Ее так резко схватили за горло, что она всхрипнула, откинула голову назад и впервые взглянула в глаза похитителя – плохие глаза, без эмоций, несмотря на повышенный тон, слишком спокойные.

Он убьет, а через минуту уже не вспомнит, кого убивал… Не икнет, не затормозит, не сжалится; в это мгновенье Райна четко поняла, что говорить придется только правду, иначе не просто убьют – будут ломать кость за костью. Сколь угодно долго, не торопясь и не напрягаясь.

Она боялась человека. А нашел ее не человек. Кто-то гораздо хуже.

Четко очерченные губы чуть изменили положение – сделались тенью недоброй улыбки.

- Ты ведь умная девочка, да? Я же вижу.

- Да. – На этот раз она кивнула быстро.

- Не хочешь боли…

- Нет. Не хочу…

- Но совсем без боли не получится.

Он сказал это будто даже с сожалением. Вот только его не было - сожаления.

Был ровный взгляд серых глаз без выражения, была эта комната, двое мужчин по сторонам от нее, дневной свет, льющийся через единственное в комнате окно, а вот сожаления по поводу нее – Райны – ни у кого не было.

«Ты проштрафилась. Придется платить. За ошибки всегда платят…» - плыли в тихой комнате невысказанные слова.

На его стального цвета майке, в том самом месте, куда она попала, проступило красное пятно; сквозь бинты и перевязочную ткань – смотри, мол, что ты натворила. Смотри и кайся, что, впрочем, все равно не поможет.

Жесткое лицо, залегшие под глазами тени, короткий ежик взъерошенных волос и поджатые губы.

Райне казалось, она медленно умирает от одного только предчувствия надвигающейся беды. Еще ничего не случилось, но случится. Обязательно случится, и жизнь обернется кошмаром. Уже обернулась. Да и останется ли она, эта самая жизнь? Удастся ли покинуть эту комнату на своих ногах или же ее вынесут бездыханным мешком? Избитую, искалеченную, переломанную перед смертью?

По щекам покатились слезы. Хотелось опуститься на колени и рыдать, молить о пощаде, в последний раз попытаться объяснить, что не со зла они… она в тот день, что без всякого умысла…

Осесть Райна не успела, да и не смогла бы – держали; зазвучали холодные слова:

- Подведем итог. Ты из тех, кто по вечерам пьет пиво и ширяется. Кто носит при себе оружие и любит прихвастнуть навыками. Навыками, которых нет. Ты из тех, кто выстрелив в человека, способна, как жалкая псина, сбежать и жаться в углу, надеясь, что не найдут и не накажут. Ты безответственна и тупа. Ты жалкое подобие человека, в котором нет ни моральных устоев, ни смелости… вообще ничего.

Она бы заскулила, уподобившись той самой псине, которую только что упомянули, но горло будто перехватила железная рука – ни вдохнуть, ни выдохнуть. Оставалось стоять и, закрыв глаза, слушать безжалостные и справедливые упреки, от которых хотелось заломить конечности, взвыть и бросить прочь, за дверь, оставляя все позади: старую себя, старую жизнь, поступки, прощения которым нет, сжечь все мосты и предаться беспамятству.

- Пожалуйста, простите…

- Простите? – В ответ горькая усмешка. – Ты думаешь, все можно исправить одним «простите»? Нет, девочка. Я верю, человека в ответ на подобные действия стоит чему-то научить, чтобы впредь подобных историй не случалось. Наказать, да. Вот только как?

Пауза. Та самая зловещая пауза, подводящая к оглашению принятого решения.

- Знаешь, наказывают людей по-разному. Я, например, мог бы сломать тебе руки или ноги. – Тяжелый вздох, будто трата времени даже на это являлась обузой. – А мог бы раздавить морально. Мог бы убить близкого тебе человека, разорить, уничтожить, подвергнуть рабству. Мог бы надругаться над тобой, совершить насилие сам или отдать другим. Я много чего мог бы… Понимаешь?

Теперь она тихо скулила вслух. Только не ломать руки, только не насиловать…

- А мог бы сделать проще… - Из висевшей на поясе кобуры появился пистолет, прижался дулом к ее животу и застыл; Райна содрогнулась от вмиг подступившей к горлу тошноты, едва сдержалась, чтобы съеденное днем не запачкало и ствол, и руку, держащую оружие. – Мог бы сделать то же самое, что сделала ты – выстрелить. И отпустить тебя. Живи, как знаешь. Или не живи. Точно так, как сделала ты. Хочешь этого?

- Нет…

Ее рот скривился в рыданиях. Жалкой, безобразной - вот какой она теперь была. Уже сломанной безо всяких пыток.

- Вот и я думаю, нет. Опять же, сделай я это или то, что перечислил ранее, я был бы мудаком. Моральным уродом без принципов. А я не мудак. Повезло тебе, да?

Повезло? Воздуха бы…

Дуло перестало давить в живот; пистолет вернулся в кобуру. Серые глаза прищурились.

- Но это не значит, что добрый я отпущу тебя просто так. Нет. Я сделаю иначе, сделаю так, чтобы ты запомнила нашу встречу. Хотя бы на какое-то время. А пока помнишь, подумала. – Когда к лицу протянулась рука и погладила ее по волосам, Райна потерялась, перестала понимать, чего ждать, лишь внутренне сжалась, как ожидающий пинка щенок. – Красивые волосы. Любишь их?

Кивнула на автопилоте. При чем здесь это?

- Побрить ее, – раздался хлесткий приказ. – Наголо!

- Нет!!!

Она сама не знала, почему сорвалась с цепи и принялась пинаться и брыкаться. Впервые с того момента, как оказалась в этой квартире, проявила агрессию.

- Ишь какая! – зло проворчали слева. – Волос ей, суке, жалко!

Когда принесли поднос с ножницами, бритвой и стаканом воды, Райна обезумела. Дергалась, как объевшийся грибов шаман во время ритуального танца, опрокинула стакан с водой, умудрилась схватить с подноса ножницы и принялась остервенело размахивать ими вокруг себя. А когда неожиданно получила кулаком по лицу, осела на вовремя подставленный кем-то стул, осоловело тряхнула головой и только теперь увидела, что из рассеченного виска человека с бинтом по левой стороне, заливая скулу, льется кровь.

- Дура. – Серые глаза находились всего в нескольких сантиметрах от ее и горели яростью. – Дура!

А потом плевок в лицо. Злой, полный презрения плевок, который долетел до самой ее души. Райна зажмурилась, беззвучно разрыдалась и отвернулась в сторону.

Брили ее молча.

 

 

Полную версию рассказа можно приобрести на главной странице сайта.