20.07.2017 - Завершена работа над новым романом "Последний Фронтир. Путь Воина". Скоро в печать поступит "Игра Реальностей. Бернарда". Ожидайте в магазинах.

17.05.2017 - Завершена работа над новым романом о Логане Эвертоне - "Город Х"

15.03.2017 - В печатном варианте вышла книга "Уровень: Магия". Найти роман можно в интернет магазинах Лабиринт, Book24 (и других) или в книжных по месту жительства.

06.12.2016 - Уважаемые читатели! Печатные книги автора можно приобрести в магазинах Лабиринт и Book24, а так же в книжных по месту жительства (для жителей России). Здесь для жителей Украины. Здесь для жителей Бераруси. И здесь для жителей Казахстана.

31.10.2015 - Для тех, кому удобно приобретать книги через Paypal - мой емаил в этой системе veronikamelan@gmail.com После оплаты, пожалуйста, отписывайте на ladymelan@gmail.com. Благодарю!

25.01.2014 - Для тех, кто хотел бы пообщаться с автором в реальном времени, существует группа В Контакте Присоединяйтесь и читайте новые книги!






 

 

 

 

 

Автор: Вероника Мелан

«Dell»

Из цикла романов серии «Город»

Email: ladymelan@gmail.com

 

 

«Dell»

 

 

 

Пролог.

 

Лежать, уткнувшись лицом в мокрую траву, неприятное ощущение. Лежать, уткнувшись лицом в траву в грязном кювете, ночью, под дождем, когда по волосам, шее, пропитывая джинсовую куртку насквозь, стекает холодная вода – ощущение отвратительное. 

Сырая земля пахла корнями.

Стараясь успокоить свистящее дыхание, я закрыла глаза и зажмурилась, мечтая, как хамелеон, слиться с травой, еще лучше провалиться в землю метра на полтора.

Успеется.

 Топот приближался. Незнакомый мужской голос закричал, что «девчонка, должно быть, побежала в сторону парка» (куда же еще?), и преследователи – четверо неприглядного вида подвыпивших мужчин из соседнего бара - оглядываясь по сторонам, на короткий миг притормозили напротив того места, где я скользнула сквозь кусты в кювет.

Если обнаружат, выволокут, пьяные гады, измучают тело и наплюют в душу.

Ну почему? Сколько раз зарекалась не ходить короткой дорогой мимо питейных заведений, где любая особа женского пола неизменно привлекала внимание. Тем более, одинокая особа. Да, намокшие волосы, да, ни грамма косметики, да, худая, как палка, и все равно ведь уцепились. Не учли только, что некоторых жизнь учила бегать быстро. Как раз для таких вот случаев.

Когда кусты затрещали совсем близко, я начала судорожно ощупывать землю в поисках камня, а лучше булыжника, чтобы уж наверняка. Чтобы только не без боя. Но в траве, как назло, попадалась только мелкая грязная галька – такой разве что из рогатки в глаз… Ну, хоть прут, хоть осколок стекла, хоть что-нибудь – канава ведь! Может, железка или палка…

Ладонь неожиданно наткнулась на что-то острое, заставив поморщиться от укусившей палец боли. Не обращая на нее внимания, я схватила холодный и скользкий от влаги предмет, приподняла голову и поднесла к глазам - милостивый Боже… Нож! Чей-то потерявшийся нож! Мокрый, покрытый грязью, но все еще бритвенно острый. Значит, есть на небесах тот, кто слышит! Окоченевшие от холода пальцы тут же стиснули рукоять ценной находки.

Только бы пронесло. Много раз уже проносило… Только бы и теперь.

Мужики кустами пошуршали, поматерились, но в кювет лезть не рискнули, видимо, предположили, что и добыча не стала бы мараться грязными обочинами. Порычали друг на друга и разбежались в стороны осматривать окрестные дворы и переулки.

Я выдохнула с облегчением и уткнулась лбом в землю; ступни онемели не то от холода, не то от напряжения, куртка разбухла и отяжелела, впитав в себя сотни дождевых капель.

Чертова жизнь.

Подниматься не хотелось. Заснуть бы здесь уже навеки, к утру проблем бы меньше.

Пришлось сделать усилие, чтобы вновь поднять голову.

Если пробираться сначала канавами, а потом темными заброшенными переулками, вечно зыркавшими на одиноких путников злыми жадными глазами, то через сорок минут получится добраться до дома. Поганая окраина Солара – большого красивого сверкающего Солара, любящего роскошь и пренебрежительно отворачивающегося от низкопородного сброда, затерявшегося где-то там, подальше от глаз, в грязи и суете. Этот город-сказка подобно ледяной бездушной королеве любил богатых и презирал нищих. Не можешь выбраться наверх? Умри!

Я вздрогнула от холода, что пробрал до самых костей. Если сейчас же не согреться - тело простынет, а лечиться при отсутствии денег на еду и медикаменты проблематично.

Лезвие ножа чиркнуло о мелкий камешек, когда я поднялась на колени. Эту вещь лучше взять с собой - кто знает, что там впереди?

Дрожа всем телом, перевернулась, скользя подошвами ботинок по траве, съехала до самого дна сточной канавы, кое-как поднялась на ноги и зашлепала по текущей внизу мутной воде по направлению к дому.

Холодно. И до противного мокро. Но бывало и хуже.

 

Часть первая.

 

Глава 1.

 

 

Дождь монотонно стучал по подоконнику; единственное в комнате окно покрылось мокрыми дорожками. Сырая, крохотная, полутемная и неуютная квартира неизменно пахла плесенью и нагоняла тоску. По-крайней мере, она была, эта квартира, купленная еще в те далекие времена, когда существовал отряд «Кину», когда работа позволяла что-то накопить, когда жизнь была другой, не такой тоскливой как теперь.

Давно. Как же давно…

Да, плохая однокомнатная квартира без ванной комнаты и кухни, расположенная в полуподвале – небольшое жизненное достижение, но все-таки, какие-никакие, а четыре стены и крыша, укрывающая от непогоды. Спасибо, есть маленький туалет и квадратная металлическая раковина в углу; жаль, что на месте предполагаемого зеркала лишь потемневшая штукатурка, но ведь зеркало – это не главное. 

Я лежала на жесткой скрипучей кровати с тонким протертым матрасом в темноте с закрытыми глазами и слушала перестук капель, тщетно пытаясь отогреться под тонким одеялом.

Болело ушибленное колено, пульсировал на пальце порез.

Вновь навалилась усталость и удушающая, ноющая безысходность.

Еще один прожитый день в раю… На сколько меня хватит?

Хорошо бы встать, помыть голову и промыть рану, но для этого придется греть на единственной плитке старый почерневший чайник, тратить электричество, а в конце месяца искать деньги на его оплату. Проще завтра, при свете дня, чтобы не пришлось включать еще и лампочку. А сейчас бы согреться и поесть, но ни первое, ни второе неосуществимо. Приземистый дребезжащий холодильник, оставшийся от прежних хозяев, пуст, а надвигающаяся ночь вытянет из продуваемой халупы остатки тепла. Отопления нет. Накопить бы когда-нибудь на второе одеяло...

Медленный вдох. Выдох.

Завтра, когда обрюзгший Тони заплатит за сегодняшнюю вылазку, можно будет купить хлеба и сыра. Если не прикарманит половину выручки, то, возможно, останется на пачку чая и пару булочек – это временно заглушит терзающий болью желудок.

Шум дождя усилился.

За окном серела бетонная стена, окаймлявшая лестницу, ведущую в полуподвал.

Вот и прошел еще один день, один день на опостылевшем тринадцатом Уровне.

Почтовый ящик, криво прибитый к деревянной входной двери, оказался пуст. Когда же придет разрешение о переходе на четырнадцатый?

Что вам нужно, гадам в серебристой форме, чтобы дать зеленый сигнал? Уже три года здесь… сколько еще?

Поговаривали, что на четырнадцатом хорошо. Другие города, чистые уютные улицы, меньше преступности, люди добрее. Правда ли? Жизнь не должна быть такой собачьей, по крайней мере, не у всех. Повезло тем, живущим в небоскребах из белого стекла на центральных проспектах Солара, в их квартирах красиво и тепло, там не нужно думать о том, чтобы пересекать комнату на цыпочках и в три прыжка, лишь бы не отморозить ступни, полы их апартаментов устилали ковры.

Сон тщетно силился сморить утомленное сознание – мешала продрогшая физическая оболочка и нытье в порезанном пальце.

Придется все-таки встать, обработать рану и вскипятить чай, иначе не уснуть. Я вздохнула, пытаясь перебороть вселенскую усталость – зачем я здесь… для чего… кому нужна такая жизнь? – откинула одеяло и поднялась с постели.

 

Аптека на углу оказалась закрытой, и пластиковая белая коробка, стоящая в тумбе, этим вечером не пополнилась новыми запасами медикаментом. В истрепанной бумажной упаковке нашлась последняя таблетка перекиси, я бросила ее на дно стакана с водой. Не зажигая света, прошла до туалета, набрала в чайник воды, вернулась, поставила на маленькую плитку. Застыла у испещренного неровными потеками окна, глядя на тяжелое черное небо сочившееся влагой.

Темно, тихо, пусто. Сплошная усталость в душе и голод - бесконечные спутники обреченного на жалкое существование человека.

Случались времена и получше.

Когда таблетка в стакане растворилась, я, наконец, включила свет. Закатала мокрые джинсы (холодно в них, и еще холоднее без них), осмотрела расплывшийся на ноге синяк – колено я ударила после того, как вскрыла дверной замок и дала деру, позволив остальным дальше орудовать в доме без меня, задела им о бетонный парапет, перепрыгивая. Ничего. Заживет.

Теперь порез…

Рана оказалась достаточно глубокой и до сих пор кровоточила; я сунула палец в стакан и поморщилась – хорошее, должно быть, лезвие у того ножа, если с одного касания вот так. Жидкость в стакане окрасилась в розовый.

Когда люди говорят «день не задался с самого утра», они чаще всего имеют в виду непрозвонивший будильник, пролитый кофе, порвавшиеся колготки, нежелательный звонок на мобильный или пробки по пути на работу. У меня не было ни будильника, ни кофе в шкафу, ни колготок, ни машины, ни даже нормальной работы. Да, мобильник был: старый, с треснувшим экраном и заедающими кнопками; он же служил и будильником. Машину пришлось продать несколько месяцев назад, сразу после аварии, кофе я в последний раз пила у Саймона в гостях (Две? Три недели назад?), колготки вообще не использовала - зачем, если нет ни платьев, ни того, с кем ходить на свидания, а специфика работы требовала лишь неприметной и удобной одежды в гардеробе? Косметика, колготки, фены, бигуди – подобные вещи нужны женщинам, ведущим нормальный образ жизни, а не Локерам, официально числящимся на должности секретаря, а на деле выполняющим разовые нелегальные заказы по открыванию замков.

Я поджала губы.

Мой день считался удавшимся, когда в желудок попадала хоть какая-то еда, на теле вечером оказывалось меньше трех ран, а за окном стояло тепло, что позволяло заснуть без лязгающих от холода зубов.

Все, хватит сантиментов: чай и в постель. Еще одна ночь, еще один день – такой же бесполезный, как и предыдущий. Завтра к Тони на поклон, после работы в офисе – аптека и магазин. А вечером в почтовом ящике, может быть, появится заветная бумага о разрешении перехода.

Надейся.

«А на что еще надеяться?» - я огрызнулась самой себе.

К тому моменту, когда перестал кровить палец, согрелся и чайник. В крохотном облупившемся шкафчике, прибитом к стене над плиткой, нашлась пачка чая с тремя пакетиками – один тут же отправился в кипяток. Вот оно – драгоценное тепло. Желудок обиженно буркнул.

Да, не еда. Еда будет завтра.

Первый глоток немилосердно обжег горло: пришлось добавить в кружку холодной воды из бутылки. Все, можно пить.

За окном не на шутку разбушевалась непогода. Лило, как из ведра: в стекло жестко хлестали дождевые струи. Палец болел не так сильно; я еще раз посмотрела на порез и вдруг вспомнила о ноже, оставленном на полу у порога. Надо бы взглянуть на него поближе, сгодится ли в повседневной работе? Если нет, всегда можно оставить дома или подарить.

Нож нашелся на прежнем месте – справа от мокрых ботинок (черт, не просохнут до завтра…), я нагнулась и взяла его в руки. Тяжелый, средней величины, с отформованной под пальцы рукоятью, широким недлинным лезвием. Наверное, военный. Хорошая находка; с назначением можно определиться позднее, сейчас, главное, отмыть; серебристый металл едва просматривался под слоем грязи и налипшей травы.

Я вздохнула, сегодня свет в квартире горел неприлично долго (снова распухнет счет за электричество), и отправилась в туалет, к раковине.

 

Вот уже несколько минут я, не отрываясь, смотрела на лезвие, начисто забыв о зажженном свете и голоде.

Нож.

Он был бы обычным ножом, если бы не одна маленькая деталь – телефонный номер на его поверхности. Точнее, над его поверхностью. Стоило повернуть лезвие немного вбок, как цифры вспыхивали и гасли – отчетливые и различимые.

Голограмма.

Голограмм в своей жизни я видела несколько: на дорогих рекламных щитах, упаковках запрещенных медицинских препаратов и Комиссионных печатях. Кто, а главное, для чего, мог создать такую над лезвием обычного ножа? Ну, хорошо, пусть не обычного, а тяжелого, красивого, в чем-то уникального, но ножа.

Загадочная находка, которую я, отмыв, сначала тщательно изучила с помощью увеличительного стекла, теперь лежала на кровати, молча храня свои секреты. В том, что ряд вспыхивающих цифр над поверхностью не являлся ни шифром, ни беспорядочным набором, ни комбинацией к сейфу, я поняла с первого взгляда: во-первых, настолько важную информацию никто не стал бы помещать в виде голограммы на подобный предмет, а во-вторых, за долгие годы работы с электронными замками, я научилась распознавать кодированные данные. Нет, это определенно был номер. Телефонный номер. Вот только, зачем?

Время одиннадцать вечера. По окну барабанили капли, чай давно выпит, самое время лечь спать, а я все сидела на мятой постели, ощущая, как вверх по позвоночнику пробирается холодок.

Когда-то друзья из «Кину» научили меня работать с замками (благослови небо их ушедшие души), и теперь, наверняка были бы разочарованны, узнай, на что именно я в последнее время растрачивала талант, и, видит Бог, были бы правы. Работать спасателем совсем не одно и то же, что работать вором. Вот только один принцип, став профессиональным Локером, я не нарушала никогда – не брала чужого. Открывала двери? Да. Иногда даже сейфы, случалось и такое. Но ни единожды я не присвоила себе чужой вещи – то был жесткий моральный устой, удерживающий от падения на самое дно, спасающий остатки потрепанного самоуважения. В домах всегда работали другие, они же решали, что взять, а что оставить. Моя работа заканчивалась в тот самый момент, когда раздавался заветный щелчок (или писк, или сигнал), что проход открыт.

Все.

В этот самый момент я уносила ноги. Иногда целые ноги, иногда расцарапанные, в синяках или порезах, а деньги за работу забирала у Тони, но только то, что мне причиталась за вскрытые замки, но никогда процент от потенциальной суммарной стоимости украденных вещей, хоть он и был неоднократно предложен.

А теперь на моей кровати лежала чужая вещь, едва ли не именная, и это напрягало. Такую невозможно было потерять по случайности или выбросить, за такой хозяин бы зорко следил, возможно, поставил бы внутрь маячок. А если так, значит, скоро в дверь могут постучать. Хотя… Нож, это стало ясно при близком осмотре, не один день пролежал в канаве, а хозяин за ним так и не вернулся. Значит, маячка нет.

Мысли путались.

Чтобы отвлечься, я встала с постели, стянула с ног сырые джинсы и повесила их на спинку стула, затем, во второй раз за вечер, включила чайник. Вернулась на кровать, замотала ноги в одеяло.

Итак, что мы имеем?

Ценную потерянную вещь, которая кому-то была дорога, и телефонный номер ее владельца.

Возможно, несуществующий более…

Возможно. Но если номер окажется действующим, хозяин может очень обрадоваться, узнав, что нож был найден.

Обрадоваться настолько, что вознаградит за честность?

Или разозлится и надает по шее.

Ну, к последнему не привыкать…

Внутри против воли затеплилась надежда – вдруг, если позвонить, он (она?)… нет, скорее всего он, почувствовав прилив благодарности, даст, ну, пусть не тысячу или даже не сотню долларов, но хотя бы пятьдесят? Даже двадцать… Супермаркет на углу открыт до утра. Внутри есть сыр, хлеб, мясная нарезка, сок… шоколад.

Рот наполнился слюной.

Внутри тут же высунула личико маленькая Меган – ее обнадежило слово «шоколад».

Не смей надеяться.

Она обиженно почмокала губами и скрылась из поля зрения. Ей, мелкой, было все равно, что я, большая Меган Райз,  должна, несмотря на трудности, оставаться рассудительной, логичной, уметь терпеть ущемления и где-то постоянно (непонятно из чего) черпать силы, на то, чтобы жить дальше.

Кроха, ты маленькая мечтательница. До сих пор веришь в доброту, в заботу, в сказки. Хочешь красивую квартиру вместо этой промозглой дыры, любишь смотреть на далекий ночной Солар и представлять себя живущей там, где тепло, где любят… Да, любят и понимают.

Я бы обняла ее, если бы могла, утешила бы, сказала, что все еще придет, однажды обязательно придет, но маленькая Меган уже ушла в недра сознания.

Стало грустно. Взгляд снова упал на нож; чайник на плите закипел. Рассерженно буркнул желудок – хоть бы кусок плесневого батона к чаю, но откуда? Если только позвонить… Позвонить по странному номеру, переливающемуся на лезвии.

Но ведь на дворе почти ночь?

Ночь, которую придется провести в голодных судорогах, если не попробовать.

Что, действительно? Звонить непонятно кому и пытаться объяснить, что ко мне в руки по ошибке попал чужой предмет?

Я вздохнула, прижалась затылком к холодной стене и закрыла глаза.

Бездействие еще никогда не помогало выжить, а вот действие… Да, оно порой подводило под риск и заканчивалось плачевно, но изредка все же приносило доход, способный обернуться куском колбасы или сыра.

Я выругалась вслух.

И это на ночь-то глядя. Свихнулась я должно быть уже… Не хватало, чтобы меня еще и побили за кражу.

Одеяло резко отлетело в сторону. Лязгая зубами теперь уже не только от холода, но и от волнения, я пересекла комнату, выключила плиту и застыла у стола, мысленно собираясь с силами. Ладно, пью чай, потом звоню.

И будь, что будет.

 

*****

 

Как сердце узнает, когда начинать бешено колотиться? Подумаешь, телефонная трубка в руках… Ведь ни единая цифра еще не набрана, всегда можно отступиться, тогда зачем так стучать, как будто мир через секунду рухнет?

Ладони тоже дрожали.

Совсем нервы ни к черту.

Нож рядом, телефон в ожидании, пальцы медленно обводят плоские черные кнопки, не решаясь нажать.

Все, поехали. Если не сейчас, то уже никогда.

Ежесекундно сверяясь с голограммой, я принялась набирать номер - первый пик, пауза, еще два, снова пауза… восемь, девять, четыре, три, двадцать два, триста сорок пять. Когда раздался первый длинный гудок, трубку пришлось вжать в ухо, чтобы не выскользнула из трясущихся пальцев.

Что я делаю?… Даже если ответят в двенадцатом часу, то сразу же пошлют и будут совершенно правы.

Второй гудок… Тишина. Третий. Казалось, все тело превратилось в единый ходящий ходуном пульс.

Наверняка, номер заброшен, иначе каждый бы звонил… Настороженность сменилась сначала радостью, затем облегчением. Четвертый гудок. Все, уже не возьмут…

- Да.

В своей жизни я часто радовалась раздающимся щелчкам, означавшим «у меня получилось открыть замок», но именно этому щелчку, возникшему при соединении абонентов, я почему-то не обрадовалась совершенно. Ответивший голос принадлежал мужчине.

- Здравствуйте.

Только бы не лепетать и не заикаться, ведь я ничего не крала, я звоню по делу, по важному делу.

- Здравствуй.

Я прочистила горло.

- Простите, что беспокою вас в столь позднее время, но, мне показалось, будет правильным позвонить вам.

Мужчина на том конце молчал. Определить, была ли тишина дружелюбной или враждебной, не представлялось возможным. Затем он спросил:

- Где ты взяла этот номер? Он не числится в телефонных книгах.

Обращение на «ты» вкупе с интонацией выдавало в собеседнике взвешенного, уверенного в себе человека. Хорошая и иногда опасная комбинация.

-  Конечно нет, то есть… возможно, что нет, но он написан на той вещи, что я сегодня нашла. Именно поэтому я и звоню.

На этот раз секундная пауза дыхнула холодом.

- Какой вещи? – Эти слова были произнесены медленно и настороженно, будто даже неохотно.

- На ноже.

На том конце повисла мертвая тишина. Ни дыхания, ни шума, ни слов.

Мой взгляд заметался с лежащего рядом ножа на темное окно и обратно. Затем на мокрые джинсы, висящие на стуле, на чайник, снова на нож, но я не видела ничего из того, на что смотрела.

Почему он молчит? Если нож никогда не числился в списке принадлежавших ему вещей, то почему бы не сказать об этом? Мол, гражданочка, что вы мелете? А если числился, то почему бы не выказать облегчения?

Внутрь закралось нехорошее предчувствие – липкое, похожее на стягивающуюся пружину. Что-то шло не так.

- Я всего лишь подумала, что раз на ноже ваш номер, то…

- Я скоро буду у тебя. Жди.

Короткая фраза и череда коротких гудков сразу после.

Господи спаси!

Я ошалело посмотрела на телефон; выбросившаяся в кровь порция адреналина заставила тяжелый сердечный ритм перейти на бег.

Почему сразу у меня? И как скоро? Что вообще за странная реакция и не менее странный диалог? У МЕНЯ?! Я с ужасом смотрела на мобильник, экран которого уже погас. Мне все-таки надают по шее за кражу!?

Хотелось громко выругаться. Как он узнает куда ехать? Ох, о чем это я - каждый, кто имеет доступ к телефонной базе, за минуту вычислит адрес.

Что я наделала? Кто толкал меня на этот звонок? Лежал себе нож и лежал, есть-пить не просил… нет же, давай позвоним, еще разок сыграем благородную роль, побудем быть честной…

Тихо! Без истерик.

Мысли тут же сиганули в сторону и затихли; в навалившейся тишине барабанный бой крови, отдающийся в ушах, зазвучал оглушительно.

Кем бы ни оказался незнакомец, он посмотрит телефонную базу, приедет и заберет нож. Все.

Все?

Да. Все.

Не думая о том, что делаю, я положила телефон на кровать, подошла к стулу и принялась натягивать на ноги мокрые джинсы; от прикосновения холодной ткани кожа покрылась пупырышками.

Сколько теперь ждать - всю ночь? Пока отыщет адрес, пока подъедет, пока выслушает мой путаный рассказ…

Черт бы меня подрал! Оставила бы нож себе и забыла о нем, и уже спокойно видела бы десятый сон, так нет же…

Одевшись, я наскоро расчесала волосы, переложила нож с кровати на стол, заварила чай и погасила свет. Наощупь вернулась к столу, села на стул, обхватила пальцами горячую кружку и попыталась успокоиться.

Уснуть все равно не смогу. Буду ждать здесь.

 

*****

 

Когда Дэлл Одриард, светловолосый мужчина, сидящий в кресле, отнял от уха телефон и медленно опустил руку, сохраняя непроницаемое выражение лица, его друг по имени Мак Аллертон всерьез обеспокоился.

- В чем дело?

Костяшки пальцев на руках Дэлла, держащего в руке стакан с коньяком, который они неспешно пили, беседуя о работе, побелели от напряжения, лицо окаменело, губы сжались, а в глазах застыло странное выражение.

- Седьмой. – После молчания ответил он.

Аллертон напрягся. Дай Бог это не то, о чем он подумал, вот только его обычно расслабленный спокойный друг редко выглядел вот так, значит, не ошибся. То был седьмой человек, нашедший нож и позвонивший по поводу находки.

- Твою %№. – Выдохнул Мак и потер темную щетину. Сложно было добавить что-то более емкое, учитывая глубину той ямы, в которую Одриарду, специалисту по взрывчатым веществам, работающему в отряде специального назначения, скоро придется оказаться.

- Мужчина? Женщина?

- Женщина.

Дэлл на секунду прикрыл глаза, затем залпом осушил стакан, не желая даже думать о том, что это все-таки случилось снова. Блеснули в свете лампы на широком запястье дорогие серебристые часы. В жесткий взгляд закралась злость и неуловимая обреченность. Он усилием воли заставил себя разжать пальцы, чтобы стакан в руке не треснул.

От прикуренной стоящим напротив него темноволосым человеком сигареты под потолком поплыл дым.

- Сколько времени прошло с последнего раза? – Аллертон - убийца на службе Комиссии, прозванный за особое умение ощущать жертв на расстоянии Чейзером - прищурил зеленовато-коричневые глаза.

- Три месяца. Три месяца спокойной жизни… - Дэлл вдруг взорвался. – Я должен был забрать его из того кювета!!!

- Ты не мог! Не имел права.

Тот жестко выругался, поминая недобрым словом в каком гробу он видел это и все остальные права. Мак понимал его, это ему предстояло остаться сегодня вечером в кабинете собственного дома, чтобы допивать коньяк, а после работать или отдыхать, в то время как его коллеге придется нестись на машине через ночь, чтобы ублажить мелочное желание очередного идиота. Идиотки. Еще неизвестно, кто хуже, вдруг подумал он, мужчины или женщины. Наверное все-таки женщины. Слабый пол умел наилучшим образом давить на болевые точки, выворачивая на поверхность всю извращенность, которую зачастую скрывали за холеными лицами и длинными ресницами их умы. Алчные, похотливые, однажды дорвавшись до власти над другим, жаждущие отыграться по полной.

Нет, он был вынужден признать, конечно не все. Но те, что попадались на пути Дэллу, успели сформировать стойкое убеждение о том, что женщина с «особым» ножом в руках, куда хуже мужчины.

Одриард медленно втянул воздух и посмотрел на него исподлобья.

- Я должен идти.

- Откуда был звонок?

- Код Солара.

Чейзер усмехнулся. Конечно, откуда же еще. Именно там в последний раз остался лежать на дне вонючей обочины тот самый нож, однажды выданный Дрейком за провинность, и ни Мак, ни кто-то другой, не имели права подобрать его, чтобы помочь другу избежать наказания. Единожды нарушенный приказ карался Начальником Комиссии не просто жестоко, а утонченно жестоко, как в случае с Дэллом: однажды ослушавшись, тот оказался привязан к бездушному предмету, переходящему из рук в руки, и тот, в чьих руках оказывался злосчастный нож, получал в свое безраздельное распоряжение раба в виде здорово мужчины ростом метр девяносто с развитой мускулатурой, сноровкой и другими полезными качествами. А люди глупы – подобная комбинация часто заставляла их распахивать рты, а мозг истекать вожделением от чувства власти. Почти все моментально становились одинаковыми… И ни один, похоже, не задумался о том, каково это быть рабом. Суки.

- Нет, ты не можешь убить ее. – Сказал он, глядя на стальной блеск появившийся в глазах Дэлла, когда тот поднялся с кресла. – Однажды Дрейк остынет.

Одриард холодно улыбнулся, молча спрашивая «ты в это веришь?». Нет, Мак не верил. Он хотел добавить, что однажды кто-то может отдать нож, и тем самым прервать затянувшуюся пытку, но не добавил. Потому что уже сам не верил, что такое когда-нибудь случится. Реальность за последние три года успела покрошить и затоптать в землю все надежды.

- Я пошел.

- Если тебе нужны будут деньги…

- Да, я понял. Спасибо.

Дэлл вышел в коридор. Через минуту завелся мотор черного автомобиля, припаркованного у входа.

Мак смотрел, как машина отъезжает, чувствуя ярость, хотя это не ему сейчас нестись к порталу, чтобы попасть с четырнадцатого на тринадцатый, не ему встречаться с незнакомкой, которой вскоре предстояло узнать про «подарок» и смотреть, как зажгутся нездоровым светом от радости ее глаза…

Да, Дрейк умел наказывать. А они - убивать. И это было именно тем, что Начальник запретил делать с теми, кто звонил по указанному над лезвием номеру.

 

Глава 2.

 

Когда в перестук дождевых капель вплелся звук мотора, я резко встрепенулась и едва не выронила из рук кружку с чаем, над которой последние пятнадцать минут клевала носом.

Свет от фар волной прошелся по потолку и стенам, на несколько секунд высветил грязный стол и скомканное покрывало, скользнул по стенке холодильника и исчез – машина, судя по всему, развернулась.

Может, залетный и сейчас уедет?

Я поднялась со стула и на всякий случай взяла со стола нож. Автомобили в этом районе появлялись редко, больше проездом; почти никто из жителей окрестных домов в силу бедности не владел собственным транспортом. Только изредка пространство неказистого двора нарушал свет фар и пропитывал запах бензина. Чаще всего ненадолго.

С гулко колотящимся сердцем я прислушалась: шорох шин стих, но тихий рокот мотора остался; поверх бетонной стены возникло красноватое свечение – отблески от зажженных стоп сигналов. Вероятно тот, кто приехал, развернулся и остановился у лестницы, ведущей в мою каморку.

Значит, это мой гость. Пожаловал за ножом.

Я судорожно причесала волосы пятерней, натянула поверх темной водолазки снятую с крючка на стене неприметную бордовую куртку и застыла посреди комнаты. Куда положить нож, не в руке ведь нести? Так глупо не встречают даже врагов.

Ежесекундно ожидая услышать требовательный стук в дверь, бросилась к стоящей в углу тумбе, отыскала на нижней полке старую сумочку из черной потрепанной кожи и запихнула в нее нож. Если лезвие вспорет подклад, ну и черт с ним.

В дверь пока не стучали, скорее всего, приехавший ждал в машине. Я выпрямилась и сжала сумочку в дрожащих пальцах.

Просто поздороваться и отдать. А потом на боковую.

Очередная волна дрожи сотрясла тело, когда я представила, что снова придется выйти под дождь. Что за проклятье без перерыва ходить в отсыревшей одежде?

Без нытья.

Убедившись, что снисходить до моей квартиры никто не собирается, а красноватый свет продолжает сочиться поверх бетона, я быстро пересекла комнату, взяла со стола ключи, подошла к двери и принялась обуваться.

Пора поздороваться.

 

Машина стояла в нескольких метрах от лестницы – черный, как ночь, влажный и блестящий, элегантный седан, слишком дорогой для убогого, усыпанного мусором, закутка, окружившего обшарпанную пятиэтажку. Вокруг лужи, сырость, грязь, бачки с помоями, вечно закрытые окна квартир подозрительных соседей и на тебе - такая красавица. Не ржавая коряга, ни мятое, битое или грязное ведро с гайками, именно такие чаще всего сотрясали хлопками неисправных глушителей дребезжащие стекла, а настоящий шедевр.

На такой не накопить жителям целого квартала, работай они годами вскладчину.

Подобный автомобиль смотрелся здесь столь же помпезно, сколь и нелепо – как высокотехнологичный обтекаемый болид из другого измерения, случайно заехавший на захудалую свалку колониального мира.

Сотрясаясь от холода, я нерешительно шагнула вперед; левый ботинок угодил в выбоину на асфальте и тут же пропитался холодной жижей.

Задние фары продолжали гореть, движок работал, но его тихий равномерный рокот был едва различим, заглушаемый ударами отскакивающих от лакированного металла капель и шумом в кронах близлежащих деревьев.

Меня вдруг сковала неуверенность. А что если эта машина никак не связана с недавним звонком? Не могу же я подойти к незнакомому водителю, расстегнуть сумочку и сказать: «Не хотите посмотреть на мой нож?» Мне припечатают в лицо быстрее, чем я успею открыть рот. И хорошо, если кулаком, а не пулей.

Черт, за последние полтора года я совершенно разлюбила различного рода приключения и отчаянно не желала окунаться в новое. Тем более в полночь, дождливой ночью на пустынной улице.

Уйти назад? Запереть все замки и ждать, пока звонивший постучит в дверь сам?

Ливень усилился.

Пока я, мокрая и растерявшаяся, вглядывалась в непроницаемые тонированные стекла, пытаясь решить, что делать дальше, пассажирская дверца медленно и лениво распахнулась. На случай, если вдруг покажется субъект бандитской наружности, я приготовилась дать деру. Но секунды шли; никто не выходил. Какое-то время дверцу изнутри и снаружи омывали струи дождя, а из салона лился мягкий желтоватый свет.

Приглашение. Он хочет, чтобы я села внутрь.

Усилием воли заставив согнуться окоченевшие от холода колени, я шагнула вперед, преодолела отделяющие меня от машины метры грязи, нагнула голову и испуганно заглянула в салон.

- Добрый вечер. Это с вами я говорила по телефону?

Сидящий за рулем человек – внушительного вида крепкий светловолосый мужчина – неопределенно качнул головой.

- Садись внутрь.

Значит с ним.

Я собрала нервы в кулак и села на пассажирское сиденье. Осторожно, чтобы не хлопать слишком сильно, закрыла дверцу; лампочка на потолке погасла, погрузив салон не в полумрак даже, в темноту.

Моментально налетел страх: зачем я села к незнакомцу в машину, ведь даже лица не успела разглядеть? Дура, даже пикнуть не успею в случае чего!

Сразу в нескольких окнах шевельнулись шторы - наблюдать наблюдают, а вот помочь в случае чего не выйдут. Бесплатное шоу на ночь.

Лампа у подъезда перегорела еще месяц назад, никто так и не починил, а из четырех фонарей, расположенных по периметру двора, горел только один, самый дальний. Тусклый свет, исходящий от него, освещал разве что мусорный бак, расположенный справа, у ограды, окаймлявшей выкрашенную грязевыми разводами электрическую будку.

Я впилась пальцами в сумочку, забыв о том, что острое лезвие легко пропорет кожу, если нажать слишком сильно, подавила судорожный вздох и повернулась к водителю – тот смотрел не на меня; сквозь стекло прямо перед собой. Отсвет от приборной панели подсветил его жесткий профиль, позволяя рассмотреть прямой нос, сжатые губы и твердую линию подбородка.

В салоне повисла тишина. Шум дождя остался снаружи; ливень обиженно, будто в отместку, поколачивал стекло и крышу.

Чувствуя себя крайне дискомфортно наедине с незнакомцем, которому, казалось, до меня не было никакого дела, я поспешно расстегнула замок сумочки и достала нож.

Пора уже с этим разобраться. Сам он, похоже, разговор не начнет.

Я решилась расставить точки над «i».

- Сегодня я случайно нашла вот это. Отмыла, увидела на лезвии номер и поэтому позвонила. Это ваш?

Мужчина шевельнулся. Коротко и, как мне показалось, неприязненно взглянул на зажатый в моих пальцах предмет и нехотя разжал губы.

- Раз ты нашла, теперь твой.

Я нахмурилась.

- Что значит мой?

Он не ответил.

Лезвие тускло блеснуло, отражая свет цифр, бегущих по экрану встроенной магнитолы. То ли от усталости, то ли от голода, моя способность логически мыслить, притупилась, но даже в таком состоянии я ощутила, что диалог получается, мягко говоря, странным.

- А вы разве не хотите его забрать?

Водитель повернулся и наградил меня долгим тяжелым взглядом; губы его дрогнули в усмешке, будто говоря «О, да! Я бы забрал…», и выражение на его лице мне совершенно не понравилось. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, я сумела разглядеть больше деталей, нежели вначале.

Во-первых, незнакомец оказался блондином, не из тех, что красят волосы перекисью, добиваясь желтоватого цыплячьего оттенка, а красивым, пепельно-русым блондином с благородной стрижкой. Коротко стриженные виски и затылок, сверху волосы длиннее и зачесаны назад. Широкие брови более темного оттенка, светлые глаза, квадратный подбородок, мощная шея.

Во-вторых, он оказался большим. Нет, не толстым, но накачанным и, судя по тому, что между головой и потолком салона оставался лишь небольшой зазор, еще и высоким, и широкоплечим. То пространство, куда вошло бы две меня, заполнял собой он один. Кожаная куртка обтягивала сильные руки (на толстых, это я знала совершенно точно, ткань сидела по-другому), черные джинсы второй кожей обрисовывали мощные ноги.

Господи, да он атлет…

В целом, моего короткого осмотра хватило для того, чтобы понять сразу несколько вещей:

1. Человек, сидящий рядом со мной, из высоких слоев: дорогая машина, дорогая одежда, умение держать себя, аккуратная стрижка, эксклюзивные часы на запястье.

2. Профессия связана с физической активностью: такие мышцы можно накачать только постоянными тренировками, причем, тренировками разноплановыми, а не только подъемом штанги в спортзале.

3. Квадратный подбородок, едва нахмуренные брови и холодный взгляд говорили о наличии  упрямого характера. Скорее всего, несговорчивый, жесткий, большую часть времени доминирующий над другими.

4. Красивый.

Последняя мысль удивила даже меня саму.

Какое отношение это имеет к делу?

Возможно, никакого, но водитель действительно был красив, к чему я, почему-то, оказалась совершенно не готова. Брутально красив, по-мужски.

Уймись, Меган. Ты здесь не за этим.

- Может быть, вы хотите его у меня купить? Так сказать, для коллекции? Недорого.

За еду.

- Нет.

Губы мужчины поджались, а на лице возникла откровенная неприязнь, будто я предложила ему купить не его же собственный, судя по всему, нож, а браслет с шипами для мошонки.

Всколыхнулось раздражение.

- Тогда, простите, зачем вы здесь?

- Чтобы сказать, что с этого момента я в твоем распоряжении.

- Что?!

Сердце забилось отвратительно громко; мне вдруг показалось, что ночь приняла сюрреалистичные очертания. Почему этот тип отвечает односложно, да еще и всякий бред? Стало неуютно. Страшно.

- Вы безумны?

Водитель снова смотрел прямо перед собой и молчал.

- Вы приехали сюда сказать, что теперь вы полностью в моем распоряжении? С чего бы?

- Потому что у тебя нож.

- И что?

Он сумасшедший! Я нарвалась на самого что ни на есть спятившего!

Только не паниковать.

Тишина хлестала по нервам хуже кнута. Ответы незнакомца были лишены всякой логики. Какого черта я все еще сижу в этой машине? Нож он не купит, поесть этим вечером не удастся, мне бы выйти и уйти к чертовой матери, не подвергая себя дополнительному риску. Такой бугай, особенно если он выжил из ума, может быть крайне опасен.

Но, прежде чем поспешно бежать, я еще раз взглянула на водителя – как ни странно, безумным он не казался. По-крайней мере, интуитивно. Чуть раздраженный, усталый, немногословный, пугающий молчанием, но… не безумный, коих я за годы работы видела немало.

Дождь монотонно накрапывал по стеклу, рисуя влажные дорожки. Я устало потерла лоб. Страх начал спадать.

Действительно, что ли, уйти? Два шага и я дома, за дверью.

Но ведь тогда всю ночь будут мучить вопросы. Уж лучше попробовать все прояснить, пока он еще здесь.

Раздраженная на себя за упорство, я повернулась к блондину.

- Пожалуйста, поясните мне, что вы имеете в виду, говоря, что вы в моем полном распоряжении, потому что я ровным счетом ничего не понимаю.

Тот, наблюдая за текущими по ветровому стеклу каплями, произнес.

- Пока у тебя находится нож, я буду находиться в твоем распоряжении.

Это я уже слышала.

- В распоряжении - значит делать то, что я скажу?

- Да.

Бред!

- Поднимите руку.

Его рука покорно приподнялась над рулем.

- Вторую.

Пальцы второй разжались, и вторая ладонь застыла в воздухе.

- Потрогайте себя за уши.

Он потрогал.

Глазам своим не верю!

- Включите фары.

Тихий щелчок - яркий свет залил чахлую клумбу, растущие позади нее кусты и мокнущие в лужах пивные бутылки.

- Выключите фары.

Свет тут же погас, погрузив двор в непроглядную, как и прежде, сырую темноту.

- Да это же бред!!!

Водитель, что, похоже, вошло у него в привычку, промолчал, сложив руки обратно на руль.

- Что же это за нож такой?!

Тишина.

Теперь мне точно казалось, что я участвую не то в розыгрыше, не то в пьесе, где все до единого актера безумны. И как меня угораздило?

Сумка лежала на коленях, внутри нее покоился злосчастный предмет, навлекший на мою голову эту странную встречу. Почему мужчина, здоровый сильный мужчина, способный запросто переломить любую шею за секунду, подчиняется моим словам?

Мозг отказывался мыслить логически. Он вообще, если честно, отказывался мыслить; руки дрожали.

Водитель молчал, я тоже; казалось, в эту минуту мы были связаны одним на двоих настроением, пребывая в прострации и слушая апатичный шум дождя.

- Вы не курите?

Думала, не ответит. Ответил.

- Редко.

- Я почти никогда, но сейчас бы закурила. – Я вздохнула. – Знаете, у меня был плохой день. Не думала, что он мог стать еще хуже.

Сказав это, мгновенно спохватилась – вдруг ненароком обидела незнакомца? Бросила осторожный взгляд, тот не шелохнулся. Лицо, как и прежде, без тени эмоций, взгляд устремлен вдаль.

Почему он не едет домой? Неужели никто не ждет?

Во внутренний диалог тут же вступил второй голос – язвительный и жесткий.

- Потому что сказал, что теперь подчиняется тебе. Наверное, ждет приказа.

- Быть такого не может. На Уровнях нет рабства.

- А ты разве не проверила? Подними руки, потрогай за уши, включи свет! Включил? Включил.

Я не нашлась, что ответить самой себе. Логического объяснения происходящему не было.

 - Теперь в твоем распоряжении здоровый красивый мужчина с машиной – предел девичьих мечтаний, разве нет? Порадуйся, вместо того чтобы забивать голову вопросами.

Я усилием воли приглушила мысли и постаралась унять круговорот эмоций; хуже всего, что в них действительно стала вплетаться нелогичная, почти безумная, учитывая ситуацию, радость. Почувствовав слабину, голос мгновенно вернулся.

- Может, это дар свыше? Решение всех моих проблем? Избавление от одиночества? Ведь каждому человеку должно быть дано право на счастье.

- Право на счастье через принуждение другого человека?

- А кто сказал, что ему плохо быть принужденным, если это делает девушка, и делает аккуратно?

- Иди к черту!

Я почувствовала, что от усталости, переизбытка противоречивых эмоций и внутренних споров с самой собой, дошла до точки. В поле зрения снова попала маленькая Меган, сидящая в углу пустой комнаты, положившая голову на колени. Она мучилась от голода.

Нет, малыш, этой ночью нам обеим не уснуть.

И вдруг пришла мысль: Тони заплатит только завтра, но сегодня, хорошо это или плохо, ко мне в гости заехал безумец, согласившийся исполнять мои желания, так почему бы…

- Все, кого-то понесло.

Кто-то рассудительный внутри меня горестно вздохнул.

- Нет, не понесло! Всего лишь одна просьба!

- С этого, наверное, у всех начиналось.

На мгновенье стало стыдно, но в этот момент желудок заурчал горестно и громко. И я, наступив на горло собственной гордости, спросила.

- Скажите, вы могли бы меня накормить?

Блондин, имя которого я до сих пор не знала, равнодушно кивнул.

Чувствуя себя прескверно от того, что все же решилась воспользоваться «бесплатным сыром», я сдавленно и быстро, боясь передумать, проговорила.

- На углу соседней улицы открыт круглосуточный магазинчик. Вы могли бы купить мне один сэндвич? Только один, больше ничего.

Звякнули ключи от машины. Мотор, который незаметно для меня затих какое-то время назад, снова завелся, вспыхнули фары.

Боже! Что я делаю! Собираюсь ехать в шикарной машине ночью до гастронома, потому что только что выклянчила у незнакомца бутерброд! Это же начало конца… падение на дно.

Но отступать было поздно.

Мужчина переключил передачу и плавным движением повернул руль, выводя автомобиль со двора, прочь от моей квартиры. На разбитой дороге колеса то и дело попадали в выбоины, сиденья мягко покачивались на рессорах.

- Куда?

- Сейчас на главную дорогу, а там налево. Через два дома будет магазин, называется «Островок».

Возможно, именно поэтому крохотная лавка с убогим ассортиментов продуктов называлась «Островком» - лишь свет ее витрин, подобно маяку для полночных пешеходов, освещал темную улицу.

  Парковка на пять машин в этот час пустовала. Мы остановились прямо у вдоха, напротив пыльных расходящихся в стороны дверей, заклеенных рекламными проспектами; водитель заглушил мотор и посмотрел на меня.

- Есть разница с чем сэндвич?

- Нет.

Когда он покинул салон, я судорожно сглотнула; без разницы: с колбасой, с курицей, с рыбой… лишь бы был. Картинка завернутого в бумагу хлеба, прослоенного майонезом и кусочками мяса, заставила рот наполниться слюной.

Еда.

Господи, я и правда это сделала. Попросила его купить мне еду… Боже мой, дожилась.

К нытью примешалась злость.

Отдам деньги завтра, когда заплатит Тони. Все до последнего цента, даже сверху приплачу.

Мужчина, тем временем, вошел в супермаркет; его фигура оказалась еще выше, чем я предполагала. Широкий разворот плеч, накачанные ноги, крепкий зад, хорошие ботинки. По светло-русым волосам пробежал отблеск от расположенных над входом ламп. Водитель скрылся внутри.

Я принялась ждать, шалея от сидения в чужой машине. Стоило остаться в одиночестве, как тут же возобновился мысленный хор противоречивых голосов в голове.

Не думать. Не делать поспешных выводов. На все будет время завтра.

Притихшая магнитола высвечивала номер музыкального трэка, поставленного на паузу, прорезь замка зажигания пустовала – ключ блондин забрал с собой; утопленный в цент руля, матово поблескивал незнакомый брэнд автомобиля.

Нужно запомнить, спросить у ребят, что это за марка…

По дороге, колесами разбрызгивая глубокие лужи на обочины, проехала машина и, не притормаживая на красный сигнал светофора, скрылась за поворотом. Пешеходов не было. Темные окна, валяющийся на тротуарах мусор, тихий перестук капель утомившего за несколько часов дождя. Джинсы на ногах почти высохли; кондиционер в салоне работал на обогрев.

Вскоре мой посыльный показался у кассы, что-то положил на ленту, дождался, пока кассир просканирует товар, заплатил. При виде чужого бумажника, появившегося из внутреннего кармана куртки, сердце снова екнуло.

Звякнули, расходясь в стороны, магазинные двери. Мужчина подошел к автомобилю, сел в салон, не глядя, протянул мне сэндвич и вставил ключ в замок зажигания.

Под моими пальцами хрустнула бумага. Желудок радостно забурлил, предчувствуя скорую трапезу, но я не спешила разворачивать упаковку.

Водитель пристегнулся; посмотрел сначала на зажатый в руках сэндвич, затем перевел взгляд на лицо.

- Что теперь?

Буду ли я есть здесь? Он это имеет в виду? Нет, не буду.

Чувство сюрреалистичности усилилось до максимума. Неужели теперь на самом деле я буду решать, что ему делать и куда ехать? В голове мгновенно вспыхнула радость, смешанная с болезненным дискомфортом.

Значит, это правда…

Не позволяя себе заклиниться на анализе испытываемых эмоций, я коротко ответила.

- Отвезите меня, пожалуйста, домой, мне нужно спать. А дальше уже решайте сами.

Машина тронулась.

Как это странно, командовать кем-то…

 

Уже возле дома я поблагодарила его за сэндвич и, прежде чем выйти из машины, спросила:

- Сколько он стоил?

- Четыре пятьдесят.

- Я завтра все верну.

Блондин не ответил.

Я захлопнула дверцу, и, чувствуя себя престранно, зашагала к дому. Ноги не гнулись, упаковка быстро пропитывалась водой, на плече болталась сумка с ножом. За спиной развернулась машина; на секунду моя тень, испещренная струями дождя, протянулась по земле до самой стены. Шум позади стих. Глядя прямо перед собой широко распахнутыми глазами, напоминающими круглые стеклянные протезы, какие использовали в больницах для замены настоящих органов зрения потерянных в аварии или в драке, я кое-как достала трясущимися пальцами из сумки ключ и вставила его в замок.

 

*****

 

 Тучи нещадно поливали город, машина стремительно неслась по дороге, атакуемая мириадами капель. Быстро и бесшумно работали дворники.

- Вы не хотите его забрать?... А купить?…

Дорого, ох как дорого Дэлл заплатил бы за этот нож – гораздо больше, чем она могла себе представить, хватило бы на безбедную жизнь на пару Уровней вперед, а то и больше.

Следом, холодный и непререкаемый, как у бездушного судьи, в голове всплыл голос Начальника, Дэлл помнил каждое слово, сказанное в тот далекий день три года назад, помнил серый полумрак просторного помещения, гулкую тишину и застывшие лица сидящих справа и слева от Дрейка людей.

«…Ты не можешь ни отнять его силой, ни купить, как не можешь и взять, будь предложение построено в вопросительной форме. Ты не имеешь права пытаться вызывать жалость, рассказывая о наказании, или каким-либо другим методом принуждать владельца вернуть тебе нож. Только если человек сам, добровольно, не спрашивая тебя о согласии, вернет его тебе, ты станешь свободен»

В тысячный раз дословно вспомнив приговор, прозвучавший в Комиссионном зале суда, Дэлл едва не ударил рукой по рулю. Сжал зубы. Сдержался.

Как близко… как же близко.

- Вы не хотите его забрать?

Очень близко. Но не та формулировка, и Дэлл не смог. Не смог.

 

Бедный район, облезлые дома, плохая квартира, испачканная одежда.

Лицо, что смотрело на него с экрана монитора, на фотографии выглядело лучше, чем в жизни – на момент съемки ее волосы были длиннее, почти до плеч, орехового оттенка, завиты и причесаны. Теперь в них появились красноватые пряди, и они едва ли доходили до линии подбородка. Большие серо-зеленые глаза взирали на мир отрешенно, с некоторой долей грусти (или разочарования?), и все же, в целом, девушка на изображении в досье, присланном Логаном, компьютерным специалистом отряда, которому час назад он дал запрос на предоставление информации, казалась менее усталой и более довольной.

Этим же вечером она мало чем отличалась от оборванки.

Дэлл оторвал взгляд от фотографии, которую холодно несколько минут к ряду изучал, пытаясь угадать, какие сюрпризы может преподнести новая «владелица» ножа, и еще раз перечитал текст, расположенный ниже:

«Меган Райз – секретарь в фирме «Окна Тони» (что за идиотское название?), специализирующейся на установке пластиковых окон. Руководитель компании: Тонио Балато. Число сотрудников: 6. Адрес…»

Стул отъехал от стола, Дэлл откинулся на спружинившую спинку, сложил руки на груди и задумался.

Секретарша.

Судя по досье, два года назад работала в спасательном отряде «Кину», все члены которого трагически погибли при крушении вертолета над горами при попытке спасти заблудившихся туристов. Погибли все, кроме нее. В «Кину» девчонка числилась полноправным членом команды, но на вертолете в тот день не полетела. Совпадение? Вероятно. Когда «Кину» прекратил существование, она несколько месяцев провела без работы, затем устроилась в «Окна Тони» секретаршей, резко сменив поле деятельности, скорее всего, вынужденно, где и работала по сей день.

Разве у секретарш не должна быть гладкая кожа и ухоженные ногти? Откуда, при работе с бумагами, клавиатурой и трубкой телефона, можно заиметь столько ссадин и порезов на руках? Даже выполняя ежевечерний кросс через кусты акации, руки так не испортить.

Странная нестыковка.

Дэлл чувствовал, что устал. Не от сегодняшнего дня, а от того, что все началось по кругу.

Новый звонок, новая владелица-бедняк. Может, и хорошо, что так.

Нищие зачастую вели себя более предсказуемо, нежели богачи: желания последних всегда отличались болезненной извращенной фантазией и попыткой уйти от пресыщения, в то время как лишенные средств к существования желали одного – вот как сегодня – накорми, одень/обуй, снабди наличными, поработай водителем, а затем (у кого на что хватало наглости и фантазии) купи новую квартиру и машину. Ах да, и снова денег не забудь.

Джин, мать его.

Спасибо, хоть редко просили чего-то помимо материальных благ. В голове тут же всплыл образ Лолы – холеной, с тонной макияжа, подтянутой многочисленными операциями дряблой кожей и вечной зажженной сигаретой, вставленной в длинный мундштук.

Ночь. Запах ароматических свечей. Огни раскинувшегося Солара за окнами дорогого пентхауса на верхнем этаже.

- Красавчик, сегодня я покажу, чем именно мы займемся… Но сначала внимательно прочитай мои пожелания. Инструкция на листе.

И его обнаженная кожа, натертая маслом, чтобы мышечный рельеф выгодно прорисовывался в красноватом свете ламп. Собака на ошейнике. Кусок плоти, напичканный таблетками, чтобы держать в готовности то, что само, при взгляде на «хозяйку», в готовности не держалось.

Одриард закрыл глаза.

Тихо. Все. Ее больше нет.

Внутри вскипела злость, перемешанная с горечью.

Тихо.

Он заставил себя успокоиться.

Почти три ночи. На сегодня он узнал достаточно. Уровень испорченности этой Меган Райз проявит себя позже, когда она осознает, что именно нашла в том чертовом кювете. Надежда на то, что нож на веки вечные останется лежать в грязи, зарастет травой и однажды врастет в землю, растаяла быстрее, чем предрассветная дымка над городом.

Дрейк снова «поймет», когда Дэлл не сможет ответить на телефонный звонок и выйти на очередной задание; конечно, все, касаемо ножа, куда важнее повседневной работы. Отбывай, парень, наслаждайся.

Мудак.

Одриард выключил компьютер, поднялся со стула и вышел из офиса. Возможно, сегодня последняя ночь, когда ему удастся нормально поспать. В том случае, если воспоминания, словно рой зубастых гремлинов, не вопьются в разум, раз за разом прогоняя голышом по углям через все события, случившиеся за последние три года.

Он должен их отогнать, этих гремлинов, должен отключить голову и поспать.

На стене кабинета в свете ночника, оставшегося гореть на столе, поблескивала коллекция собранных за годы пистолетов разных марок. Только место в центре пустовало: не хватало уникальной модели «Брандта», выпущенного в единственном экземпляре.

Когда-нибудь.

Дэлл, не глядя, прошел мимо коллекции. Покинул офис, вошел в притихшую спальню и принялся расправлять постель.

Жаль, что ситуация вновь вынудит его ненавидеть эту, ни в чем не повинную по сути, девчонку. Плохая или хорошая – теперь не важно. Владелица ножа, и, значит, враг.

Погас свет; темнота укрыла спальню.

Он лег в постель, чувствуя давившую на сердце плиту, и закрыл глаза.

 

Глава 3.

 

К полудню тучи растянуло и лужи засверкали, отражая солнечные блики.

Шелестела от ветра влажная листва; зелень напиталась влаги, сделалась сочнее, стряхнула пыль. В приоткрытое окно долетали звуки автомобильных клаксонов.

С утра пришлось разбирать корреспонденцию, печатать договора и отвечать на телефонные звонки; к обеду утренний топот и голоса сотрудников стихли.  Все, кроме Тони, отправились на обед.

Выданный боссом конверт с двумя сотнями долларов надежно покоился на дне верхнего ящика стола, под стопкой чистых листов для принтера. Большой куш; хороший, видимо, был дом, с богатыми владельцами.

Я поморщилась.

Официально контора Тони занималась установкой пластиковых и деревянных окон в особняках близлежащих районов, а неофициально лопоухий крепыш Рик Заппа и долговязый Фрэнк Маккейн, монтажники компании, во время выездов к клиенту для снятия замеров, зарисовывали и план дома, а так же фотографировали расположение датчиков сигнализации и типы замков. Изображения впоследствии передавались мне для изучения.

Не стоило когда-то говорить о том, что я  Локер, но что толку теперь сетовать.

 В «Кину» взлому обучали не для того, чтобы грабить мирных граждан, а для того, чтобы вскрывать квартиры суицидников, стоящих на карнизе высоток и готовых спрыгнуть вниз при первом же шуме. В таких ситуациях выламывание или взрыв спровоцировали бы нежелательные действия у слабых психикой людей, и именно тогда и пригождался Локер, работающий быстро и тихо.

Теперь же я вскрывала двери не для того, чтобы помочь спасти обиженных на судьбу психопатов, а я для того, чтобы облегчить карманы здоровых, довольных жизнью и чаще всего богатых людей. Иначе не заплатить за собственную квартиру, не купить еды, не продержаться на плаву.

На листе бумаги, лежащем поверх клавиатуры, красовался аккуратно выведенный символ: тот самый, утопленный в руль черной машины. Проходивший мимо босс, одетый в белую засаленную рубашку и темные брюки, с любопытством покосился на рисунок.

- Эт ты где увидала?

- Уже не помню.

Темные, зализанные гелем волосы, повторяли форму округлого черепа, обвислые синеватые от щетины щеки дрожали, пока Тони, стоя у стола, тер подбородок, оба подбородка; второй напоминал зоб пеликана – пустой болтающийся мешок, в котором давно не было рыбины.

- Это знак «Неофара», такие тачки делают под заказ за баснословную цену. Я одну такую видел у казино «Ройал Бэй» как-то раз, давно уже. Чуть не уссался от зависти.

Последнюю фразу шеф проворчал, натягивая пиджак.

Ну, в казино-то ты ходил, денег хватило.

- Я на обед. Когда вернется Ларс, скажи, чтобы съездил по вот этому адресу.

Ко мне на стол лег обрывок бумажки.

- Хорошо.

- Все. Скоро буду.

Пожелав захлопнувшейся двери приятного аппетита, я откинулась на спинку стула, посмотрела в окно и позволила себе расслабиться. Ларс Освальд – монтажник, и по совместительству водитель, вернется не раньше, чем через полчаса. Из кармана тут же появился мобильник; я сняла блокировку и вызвала список исходящих звонков. Последним в нем значился номер моего вчерашнего гостя – мужчины, приехавшем на «Неофаре».

Проснувшись с утра, я имела счастье думать, что вчерашняя встреча оказалась не более, чем сном, лишь до того момента, пока взгляд не уперся в брошенную на стул съежившуюся раскрытую сумочку из которой выглядывала рукоять… да, конечно же… ножа. Того самого, который я упорно пыталась продать или обменять на еду.

С той самой минуты мысли о немногословном блондине неотвязно кружили в голове. Я думала о нем, собираясь на работу, закрывая входную дверь, шлепая ботинками по лужам, пересекая заполоненные машинами перекрестки, сидя в офисном кресле, отвечая на бесконечные звонки клиентов и что-то печатая на клавиатуре.

Когда предположения «да он больной» или «разыгрывает меня» отодвинулись на задний план, я впервые допустила в голову мысль о том, что все сказанное водителем – правда, и он действительно приехал затем, чтобы «подчиняться» мне, как бы абсурдно последнее ни звучало.

Как и каким образом смог связать два предмета между собой, а главное - зачем? Неужели любой заполучивший в руки нож мог управлять человеком - приказывать, заставлять, подчинять? От одной только мысли об этом делалось тошно. А если бы меня взяли и привязали, скажем, к шариковой ручке или валяющемуся на дороге бумажнику, и каждый схвативший его звонил бы мне домой, вынуждая нестись сквозь ночь в неизвестном направлении, а по приезде заявлять «Я буду подчиняться вам, пока эта (гребаная) ручка/бумажник в вашем распоряжении»?

Меня передернуло.

Фу! Что за ерунда! Точно бред, не иначе!

А для него не бред, а реальность.

На секунду тело будто закаменело.

Экран мобильника давно погас; в пустой комнате тихо жужжал вентилятор. Вынырнув из задумчивого оцепенения, я повозила по коврику мышью, чтобы компьютер не ушел в спящий режим, и снова посмотрела на зажатый в руке мобильник.

Кто бы ни сделал подобное, так продолжаться не должно. Нужно найти способ вернуть нож, каким-то образом убедить водителя взять его. Возможно, надавить, используя тот же самый пресловутый предмет. Неприятно, да, но ведь для его же собственного блага.

Стоило подумать о благородстве, как проснулась и темная сторона.

Он красивый мужчина,  оставь себе. Кого заботит, хочет он того или нет, может, со временем подружитесь, а там…

Я хмыкнула, представив, как могла бы выглядеть подобная дружба.

Поговори мо мной: слова сквозь зубы.

Посмотри на меня: равнодушный взгляд.

Куда съездим развлечься? Куда прикажешь…

Чем займемся у меня дома? А в ответ тишина и ненависть в глазах.

А разве я не вела бы себя иначе, отвечая на «ласковые» призывы какого-нибудь бородатого мужика, желающего подружиться со мной-рабом? Да с высокой башни бы я плевала на его попытки проявления человечности, ожидая только одного – возвращения ножа. Ах да,  шариковой ручки, в моем случае.

В общем, нет, спасибо. Не нужен мне мужчина (пусть даже очень красивый мужчина), который тихо меня ненавидит и смотрит волком. Использовать в качестве водителя, чтобы каждый раз чувствовать дискомфортную натянутую тишину в салоне? Тоже не по душе. Попросить много денег – встать в один ряд с предыдущими владельцами (интересно были ли они, и если так, то сколько?), а потом с гадостным чувством тратить капитал? Ведь отдала же нож – заслужила награду.

Тьфу.

Лучше отдам просто так, а денег заработаю сама.

Твоя честность сведет тебя в могилу.

Точно. Однажды. Но пока не свела, побуду, все же, человеком, где это возможно.

Хлопнула входная дверь – вернулся рыжий Ларс.

- Э-э-э-й! – Завопил с порога. – Сидишь? Даже пожрать не сходишь? Так на тебе мяса не нарастет.

Он сально подмигнул, плюхнулся в кресло у дальней стены и принялся шуршать бумагами.

Да пусть бы и не наросло, зато такие как ты будут держаться подальше.

- Мне Тони ничего не оставлял?

- Оставлял. – Спокойно ответила я, спрятала мобильник в карман и кивнула на лежащий на краю стола огрызок бумаги.

- Неси.

- Сам возьмешь.

- Грымза ты, Меган.

Я промолчала. Обычный рабочий день: дурная компания, полное отсутствие вежливости, уважения и субординации между работниками. Досидеть бы до пяти вечера, а там на улицу, на свободу.

Игнорируя злой взгляд маленьких карих, напоминающих пуговицы, глаз монтажника, я принялась сосредоточенно набирать очередной договор для клиента, имевшего несчастье обратиться за новыми окнами не куда-то, а контору грабителя Тонио Балато.

 

*****

 

Август выдался дождливым и промозглым, но иногда, как сегодня, словно из ниоткуда, пробивалось вдруг сквозь тяжелые тучи золотистое солнце, и Солар оживал, преображался. Шагать было легко и приятно – колено почти не саднило, порез на пальце затянулся, а карман оттягивал конверт с двумя сотнями долларов; не совсем честно, но все же, заработанных.

Перескакивая через лужи, я бодро двигалась по направлению к дому мимо тихих, в пять вечера еще не забитых посетителями, полутемных баров с тяжелыми деревянными дверями и запыленными, мертвыми в свете солнца неоновыми трубками на облупленных вывесках.

Запахи еды, сочившиеся из приоткрытых окон кафе, манили и кружили голову – добежать бы скорее до супермаркета, купить продуктов, порадовать холодильник наличием работы по охлаждению не только собственных внутренностей, но и парочки хрустких упаковок с колбасой, сыром, хлебом и всего, на что договорятся между собой моя фантазия и жадность.

Потом в аптеку, домой и… позвонить.

От этой мысли сделалось тепло и тревожно. Вчерашнего знакомого, как ни странно, увидеть хотелось. Поговорю для начала, утолю любопытство, возможно, попрошу покатать меня напоследок по центру Солара (всегда любила смотреть на богатую жизнь, пусть и чужую), а потом уже разберемся и с его ножом.

Знакомые улицы при свете дня больше радовали, нежели тяготили. Да, чумазые, неприглядные, но, все же, свои, привычные. По проходящему за домами шестиполосному шоссе, ведущему в центр города, словно ракеты, проносились машины. Свернуть направо, затем прямиком по тропинке через тихий дворик выйти к дороге, а там через два дома аптека.

Вдохновленная наличием свободного времени и средств к существованию, я быстро зашагала вперед.

 

Домой я вернулась через час, загруженная пакетами. Квартира встретила тишиной, запахом сырости и отсутствием писем в почтовом ящике. Не беда. День выдался хорошим и без наличия корреспонденции.

Я разулась, скинула куртку и принялась разбирать покупки. Пластиковая белая коробка пополнилась разнообразными таблетками, мазями и порошками, а холодильник мороженой курицей, сыром, двумя бутылками кефира, десятком яиц, батоном, маслом, упаковкой майонеза, четырьмя йогуртами, килограммом яблок, палкой колбасы и плиткой шоколада. Лапша и крупы отправились в коробку под столом, чай – на полку.

Порядок! Какое-то время можно жить.

Я огляделась.

В окно, поверх бетонной плиты – что случалось раз в день, в ясную погоду и только на короткие полчаса во время раннего заката – заглянули солнечные лучи. Легли на стол, отразились в чайной ложке зайчиком, с любопытством окунулись в кружку с недопитым чаем, протянулись по полу до дальней стены и позолотили серое покрывало.

Красиво!

Я убралась на столе, аккуратно свешала одежду в шкаф и принялась колдовать над бутербродом, жалея, что не купила пару помидоров. Ввиду невысокой вместительности холодильника, на скоропортящихся продуктах приходилось экономить, а овощи и фрукты зачастую не умещались в неглубоком поддоне. Мясной фарш и замороженную рыбу я брала редко: их не получалось жарить на дне единственной кастрюли, а варить… уж лучше совсем не варить. Вот появится нормальная сковорода, тогда куплю бутылку масла и устрою пир.

Тонкая струйка воды, бегущая из крана над раковиной в туалете, наконец, наполнила чайник, и я вдохновленно водрузила его на плиту. Чай, и не голый чай, а на сытый желудок, да еще и с кусочком шоколадки! Ох, счастье есть! Точнее, скоро будет.

С аппетитом сжевав сырно-колбасный бутерброд с майонезом, я аккуратно вытерла крошки со стола и, дожидаясь пока закипит вода, разложила перед собой оставшуюся наличность – восемьдесят пять долларов и сорок центов. Не густо. Но в холодильнике есть продукты, а в аптечке антисептики, таблетки от головной боли, антибиотики, прогревающие мази, бинты, тампоны и обеззараживающие средства.

Купюру в пять долларов я тут же отложила в сторону – ее я отдам водителю за сэндвич. На оставшиеся деньги посмотрела с тревогой: на следующей неделе платить за квартиру, а зарплата только в конце месяца, придется снова крутиться.

За секретарские обязанности Тони платил триста двадцать зеленых, из которых квартплата съедала двести восемьдесят. Сорока оставшихся катастрофически не хватало на жизнь. Выбить из начальника больше не получалось: отсутствие законов о минимальной заработной плате позволяло руководителям предприятий в Соларе измываться над работниками по собственному усмотрению. Не хочешь? Не устраивайся. Ищи другое место. А в другие места без опыта работы или рекомендаций брали крайне неохотно. Мужчины из низших слоев, способные выполнять тяжелую физическую работу, получали больше. Те, что пробивались в верха, получали много. Женщинам оставалось надеяться либо на выгодную партию, либо на спонсора, редко когда на собственный ум или профессиональные умения. Слабый пол никто не воспринимал серьезно: на тринадцатом процветал шовинизм. Если бы не незаменимые навыки Локера, не видать бы мне ни крыши над головой, ни шоколада к чаю. Противно. Но жизнь не всегда сладка, как ягодный сироп.

Три-четыре взлома в месяц позволяли получить дополнительные деньги; иногда две, иногда три-четыре сотни сверху. Не густо, но все же хлеб. Да, на дорогие вещи не скопить, машиной не обзавестись, но хватало на медикаменты, стоившие баснословно дорого, и на то, чтобы иногда обновить гардероб – новые носки, новые ботинки, редко когда джинсы или куртка.

Так что оставшиеся восемьдесят – это уже праздник.

Прости меня, владелец дома. Надеюсь, твоя жизнь после грабежа не пойдет под откос.

Закипел чайник.

Я выключила плиту и поднялась, чтобы достать с полки чай. Мысли вернулись к предстоящему звонку. Время – половина седьмого. Завершил ли вчерашний знакомый на сегодня работу, если она у него вообще есть?

Конечно, есть. Иначе, откуда взяться такой машине?

В любом случае, завершил или нет, придется отвлечь от дел.

Нож со вчерашнего дня лежал на том же месте; я проверила его сохранность на дне сумочки и заранее положила ее на кровать, предварительно запихнув во внутренний карманчик пятерку. Подумав, добавила туда же еще двадцать долларов. Никогда не знаешь, где пригодятся. Затем, заварила чай и прошла в ванную умываться; пока вытирала лицо полотенцем, смотрела на облупившуюся стену над раковиной.

Зеркало все же стоит купить. А то ни причесаться нормально, ни глаза накрасить.

Раньше прихорашиваться было не для кого. Оно и теперь, вроде бы, не для кого, но не идти же, пусть и на деловую встречу, растрепанной? Тони и его прихвостней не заботила моя внешность, оно и к лучшему, а ночные вылазки не требовали парадного вида, скорее наоборот, максимально неприметного, поэтому моя последняя тушь, лежащая в косметичке на полу у чугунной трубы, окончательно засохла еще несколько месяцев назад. Попытаться размочить ее в воде и накрасить глаза при помощи зеркальной поверхности лезвия? Фу, глупость какая. Не стоит оно того.

Я расчесала волосы пластиковой расческой и вышла из туалета.

Чай заварен, шоколад ждет, телефонный звонок тоже.

Интересно, что принесет сегодняшний вечер? Если повезет, приятную поездку на авто в мужской компании и интересную беседу, если водитель соблаговолит ответить на мои вопросы.

 

Когда чудесный вкус темного шоколада с дроблеными орешками растаял на языке, я отставила кружку и взяла в руки телефон.

Открыла список вызываемых абонентов и какое-то время смотрела на номер, впервые обратив внимание на то, что начальный код города не являлся кодом Солара. Эти цифры, не принадлежащие тринадцатому уровню, я видела впервые. Странный номер. Межуровневый? Крут, наверное, мой вчерашний гость. Тем более удивительно, что именно он оказался привязан к предмету.

Вопросы копились, как стопка использованной бумаги на вечно захламленном столе Тони.

Мой палец нажал кнопку «Вызов». Послышались долгие гудки.

На этот раз волнение ощущалось меньше, но не исчезло совсем.

Где он сейчас? Чем занят?

- Я слушаю.

- Здравствуйте. Это Меган… вы вчера приезжали ко мне.

- Я помню.

Замечательно.

- Я хотела спросить, вы могли бы приехать сегодня?

- Во сколько?

Я замялась.

- Сейчас?

Чего тянуть до темноты? Чем быстрее начнем, тем быстрее закончим.

- Хорошо.

Он дал отбой.

Я медленно отняла трубку от уха, убедилась, что звонок завершен, и положила мобильник на стол. Сердце поколачивалось быстрее обычного, будто спрашивая: «Ну что, уже начинаем волноваться или еще нет?» Наверное, нет. Чего волноваться? Раздражения в голосе на том конце не слышалось, отправить подальше меня не отправили (наверное, не имели права), осталось снова ждать.

Еще, что ли, шоколада съесть?

Маленькая Меган радостно захлопала в ладоши.

У-у-у, вымогательница!

Не в силах отказать ни себе, ни ей, я, словно оса, привлеченная запахом варенья, в радостном предвкушении вечеринки вкусовых рецепторов, устремилась к холодильнику.

 

*****

 

Когда к дому подъехала машина, я пребывала в полной боевой готовности: чистые сухие джинсы, протертые ботинки, темная водолазка под горло, сумка с ножом на плече. Снаружи потеплело, и я решила, что куртку в этот раз можно оставить дома. Лето как-никак.

Улица встретила свежим ветерком, розовым, пропитанным клонившимся к горизонту солнцем, светом и шелестом листвы. Я закрыла дверь и взбежала вверх по ступеням.

Неофар стоял там же, где и вчера, у невысокой ограды под раскидистым тополем. При свете дня автомобиль впечатлял еще больше – гладкий, полированный, сверкающий, почти хищный.

Немудрено, что Тони почти уписался с зависти.

Оглядевшись по сторонам, я зашагала вперед. Сосед, куривший у соседнего подъезда, проводил меня подозрительным взглядом.

По мере приближения к пассажирской двери волнение возрастало.

С чего бы?

На этот раз дверцу я открыла сама, и, не спрашивая разрешения, села в салон. Повернула голову, чтобы поздороваться с водителем, и на мгновение, встретившись с голубыми глазами, застыла. Мои пальцы так и остались лежать на теплом пластике дверной ручки, а дыхание на секунду замерло.

Ох! Теперь понятно с чего.

Да, я оказалась права – мужчина был красив. Красив мужественной, дерзкой красотой, что, скорее всего, заставляла женщин по ночам изнывать от бессонницы, мечтая о голубых глазах, внутри которых притаилась прохладца, и красиво очерченных губах, от одного взгляда на которые всякая рассудительность исчезала в неизвестном направлении.

При свете дня это стало заметно. Слишком заметно.

Насильно притянув за воротник логику, успевшую превратиться в бесформенный комок ваты, на прежнее место, я захлопнула дверцу и поздоровалась.

- Добрый вечер.

Мужчина не ответил, продолжая смотреть на меня. Тоже изучал при свете дня? На долю секунды закралось смущение.

Интересно, хорошо или плохо я выгляжу? Да какая, к черту, разница?

А разница, однако, была.

Теперь, когда я рассмотрела внешнюю привлекательность сидевшего рядом незнакомца, мысли, до того расположенные в стройном порядке, вдруг перепутались и попадали в кучу, как кегли в боулинге, в центр которых ударил тяжелый шар.

Дожилась… Сказывается давнее отсутствие мужчины.

Кто-то внутри меня покачал головой, подумав о том, что на того же Ларса или Фрэнка подобной реакции почему-то не возникало ни разу.

Все. Хватит дурить.

- Надеюсь, я не оторвала вас от важных дел?

- Все в порядке.

Интересно, сложно ли ему в подобных ситуациях дается вежливость?

Водитель, наконец, отвернулся, позволив оценить свой безупречный, не менее мужественный профиль, а так же заметить темный джемпер поверх хлопковой футболки с V-образным вырезом.

На несколько секунд воцарилась тишина. Чтобы не затягивать ее, я спросила:

- Вы не против, если мы проедемся по центру Солара?

Он кинул на меня короткий взгляд и кивнул.

Я пристегнула ремень безопасности.

- Хотелось бы поговорить.

Брови водителя нахмурились, но комментария не последовало.

 

 

*****

 

Задушевные беседы хороши тогда, когда они приносят пользу обоим собеседникам, а когда лишь утоляют праздное любопытство одного и выворачивают наизнанку другого, это уже называется иначе – допрос.

Филипп Дэбюи, наверное, был одним из самых «нормальных» владельцев ножа: он никогда не изъявлял странных желаний, вел себя тактично, с достоинством аристократа, приглашал только по вечерам, просил сыграть с ним партию в шахматы, выпить бокал-другой выдержанного Валлийского, иногда просил забрать вещи из химчистки или купить утренних газет. Далеко не молодой, наполовину седой, он всегда передвигался по своему особняку, опираясь на трость с металлическим набалдашником в виде орлиной головы. С тех пор как его колено было повреждено в автомобильной аварии, случившейся несколько лет назад, он редко самостоятельно ступал за порог, потому как сильно хромал.

Дэлл стал ему не то дворецким, не то помощником, совмещая в одном лице роль водителя (редко), товарища, которого можно попросить о помощи в домашних делах (время от времени), но чаще всего именно собеседника.

В целом, Филиппа можно было бы назвать вполне адекватным человеком, если бы не одно но – Дэбюи болезненно любил задавать вопросы личного характера, копаться в прошлом, что-то выискивать, анализировать, по локоть совать руки туда, где им не следовало быть. Поначалу, узнав о том, что тот желает узнать историю появления ножа на свет, Дэлл даже обрадовался. Возможно, если старик поймет и прочувствует его ситуацию, поставит себя на его место, то пресечет подобное течение событий, вернув нож. И он с готовностью отвечал на многочисленные (не всегда приятные) вопросы, а по вечерам, стоя на пороге и собираясь уходить, ждал, что сейчас Дэбюи  принесет заветный предмет и скажет: «Держи, парень, ты его заслужил, и теперь он твой». Но по какой-то причине, несмотря на обилие душещипательных бесед, Филипп этого не делал, и вскоре Дэлл возненавидел вопросы, равно как и рассказы о собственном прошлом.

А секретарша, похожа, решила возобновить добрую традицию.

Свое имя Дэлл назвал без проблем. Фамилию с неохотой. На вопрос, можно ли называть его на «ты», кивнул.

Выехал на желтоватое в свете заката шоссе, Неофар пристроился в конец длинного ряда из автомобилей, стоявших в длинной пробке. Водители раздраженно курили, слушали радио или постукивали пальцами по рулю, ожидая возможности двигаться дальше. Скорее всего, у моста снова не работал светофор. Значит, до центра добираться минут двадцать, не меньше; за это время можно задать много вопросов.

Дэлл вздохнул и приоткрыл окно, вдохнул аромат теплого ветра, смешанный с выхлопными газами, и посмотрел на наливающееся на горизонте фиолетовым небо.

- Значит, ты подтверждаешь, что связан с этим ножом и из-за этого приехал сюда?

Он кивнул. Хотелось откинуть голову на подголовник, закрыть глаза и утонуть в тишине.

Девчонка, представившаяся как Меган, на секунду задумалась. Сегодня она выглядела опрятнее, чем вчера. Не такой чумазой.

- Знаешь, я долго думала о том, как можно было связать человека и нож, и пришла к странным выводам.

Думаешь, интересно послушать? Не особенно.

Дэлл все-таки откинул голову назад и закрыл глаза. По отношению к собеседнику подобный жест, наверное, выглядел грубо, но ему было плевать.

- Если бы простой смертный попытался тебе приказать служить рабом ножа, ты бы просто свернул ему шею. Или им…

Как она трогательна в своей наивности. И как права. Впору улыбнуться.

- …значит, это сделал тот, против кого ты не смог пойти. А на Уровнях пойти невозможно только против,… - секундная пауза, - …Комиссии.

Проницательно.

- Получается, что ты перешел дорогу Комиссии? - В ее голосе послышался ужас.

Дэлл кивнул. Кивать было проще, чем рассказывать самому. Пусть тешится.

- То есть, ты сделал что-то, что им не понравилось, и они наградили тебя этим ножом. Давно?

- Давно. – Ответил коротко. В подробности вдаваться не стал.

- Но это же ужасно!

Точно.

- По всему видно, что ты человек с хорошей профессией, с деньгами, видный. Твоя машина стоит целое состояние, ты носишь дорогую одежду, хорошо выглядишь…

Слушая умозаключения пассажирки, Дэлл вдруг поймал себя на мысли, что ему импонирует незаинтересованность, звучавшая в ее голосе при перечислении его достоинств. Она говорила о них просто и легко, без умысла, констатируя факты, как говорил бы о погоде диктор: «Сегодня над Соларом пройдут дожди с грозами, к вечеру температура воздуха поднимется до отметки…».

… ты человек с хорошей профессией, с деньгами, видный…

Она рассказывала об этом с абсолютным отсутствием какого бы то ни было благоговения, обычно переходящего в предвкушение «а сколько от всего этого удастся урвать мне?»

Но время показало, что с выводами торопиться не стоит.

Машины впереди сдвинулись. Дэлл открыл глаза, плавно нажал на газ и уткнул нос Неофара в багажник чьего-то мустанга, оставив щель сантиметров в сорок. Затем не удержался и бросил короткий взгляд на Меган, пытаясь предугадать, во что выльется дальнейший разговор. Та, заметив его внимание, смутилась и на мгновение притихла, потеребила в пальцах сумочку, затем спохватилась, будто вспомнила о чем-то, и расстегнула кармашек. Достала купюру в пять долларов, протянула ему.

- Вот, это за вчерашний сэндвич. Спасибо.

Какие серьезные зеленые глаза, и какой настойчивый взгляд.

Он с трудом удержался от того, чтобы хмыкнуть, взял пятерку и положил в карман. Обычно, люди почему-то забывали о такой мелочи, как возвращение долга. Плюс одно очко в ее пользу. В душе шевельнулось любопытство – надолго ли хватит ее честности? Через сколько часов/дней порядочность канет на дно пруда, а на поверхность всплывет жадный безобразный монстр, потерявший человеческий облик? Дэлл ненавидел этот разгорающийся на дне глаз огонек, сообщающий, что процесс изменения начался, он пропитывал владельца ядовитыми парами, заставляя самые непотребные из всех возможных идей стать наиболее желанными.

Пока ее глаза были чистыми. Без гадкого огонька.

Дэлл отвернулся.

Очередь из машин снова пришла в движение, Неофар медленно пополз следом.

Раздался следующий вопрос.

- Скажи, а сколько людей владело этим ножом до меня?

- Шесть.

В салоне повисло молчание, наполненное звуками доносящимися через приоткрытое окно: шорохом шин и гулом двигателей. Мимо, маневрируя между плотными рядами из автомобилей и резко простреливая воздух дробными выхлопами, прокатился мотоцикл.

Только не спрашивай, кем они были и что именно делали, получив его в руки.

Она не спросила, погрузившись в размышления. Через минуту вынырнула из мыслей, поинтересовалась, долго ли он пробыл рабом, и, получив ответ, снова ушла в затяжное молчание.

Дэлл начал раздражаться.

«Зачем тебе все это? Какая разница? – Подумал он зло. – Начинай праздник души, заказывай!»

Но худощавая девчонка со слишком серьезными глазами, продолжала молчать; ему был виден лишь ее затылок и кончик аккуратного носа, повернутый к окну. Рыжеватые пряди волос завивались у воротника.

«Ореховые. Темно-ореховые с красноватым оттенком»

Ладони, покрытые царапинами, лежали на узких коленях.

Откуда-то возникло чувство, что они чем-то похожи. Но чем? Какое сходство могло быть между наемным убийцей и секретаршей?

Дэлл отмел странную мысль, но ощущение осталось. Наверное, дело было во взгляде.

Что сделало его таким же отстраненным и закрытым, как у него самого? Меган не была обременена проклятьем в виде обязательства исполнять чужие желания, жила бедно, но свободно, делала, что хотела, принадлежала самой себе и только.

Вот именно.

Он не успел додумать; внимание отвлек грузовик в соседней полосе, сначала резко набравший скорость, а затем неприлично быстро сбросивший ее, что заставило водителя пикапа, ехавшего позади, ударить по тормозам и с негодование нажать на клаксон, приправив все это отборной бранью. Люди торопились в Солар.

Дэлл со скучающим видом отвернулся. Он никуда не торопился. Пассажирка продолжала молчать, думая о чем-то своем; по-видимому, тишина устраивала их обоих.

Через какое-то время поток машин снова пришел в движение; пробка начала рассасываться. Наконец-то появилась возможность утопить педаль газа глубже, чем на несколько миллиметров – Неофар сравнительно бодро понесся по направлению к сияющим вдалеке небоскребам.

 

*****

 

За те два часа, что мы ездили по центру Солара и по близлежащим районам, не выбирая направления, я узнала все, что хотела - имя и фамилию мужчины за рулем, его профессию, количество бывших владельцев ножа и срок заточения. А также кем и когда был вынесен приговор и при каких условиях Дэлл мог принять обратно нож.

Даже без наличия подробностей, которые мне не хватило духу выспросить, картина, сложившаяся в голове из кусочков коротких ответов, ужасала. Шесть человек, три года рабства, редкие минуты покоя, несколько раз полное банкротство и ни одного, кто пожелал бы вернуть злосчастный предмет владельцу, тем самым прервав затянувшуюся жестокую пытку.

Что ж, это предстояло сделать мне, и я мысленно готовилась к финальному разговору.

На город медленно опустились сумерки. Я, как и планировала еще перед выходом из дома, наслаждалась тем, что рассматривала чужую жизнь – радостную, безбедную, свободную от проблем. У кафе и ресторанов, под натянутыми тентами и зонтами, за накрытыми белоснежными скатертями столами сидели люди. В этот час почти все места оказались заняты: многие, кто хотел попасть внутрь, стояли у меню, расположенных у входов, и с любопытством наблюдали за сидящими внутри посетителями, довольно поедающими заказанные блюда и пьющими разноцветные напитки из вытянутых и пузатых стаканов. Над головами горели газовые светильники, уберегающие посетителей от незаметно подкрадывающегося августовского холода. Красиво. Уютно.

У кинотеатров кружили толпы желающих посмотреть новые, вышедшие на экран только этим вечером, картины. Через стеклянные двери было видно длинные, завитые, словно змейки, очереди, растянувшиеся почти до самого выхода.

Когда я в последний раз ходила в кино?

Два года назад – услужливо подсказала память. Когда Мик, пилот из «Кину», с которым я встречалась, был жив. Как раз за несколько месяцев до случившейся трагедии. Чтобы настроение не съехало до неприятной отметки, я переключила внимание на молча управлявшего Неофаром водителя.

Дэлл.

Я незаметно и тихо вздохнула. Красивый он все-таки мужчина. Жаль, что придя в мою жизнь только вчера, сегодня он уже исчезнет из нее. Как быстро. И не пообщались.

От этой мысли сделалось грустно. Человек, считающий себя рабом, ни за что бы добровольно не стал разговаривать с хозяином, это я понимала. И почему мне в руки попал именно нож, а не билет на телешоу «первое свидание», где такой вот красавец бы расположился в кресле напротив? Тогда не возникло бы гнетущей тишины, и не оказалось бы трехметровой по толщине стены в глазах, через которую не пробраться, как ни старайся.

Вряд ли он понимал, что прохладца в его взгляде лишь добавляла привлекательности, а ленивая, чуть настороженная манера поведения, заставляла следить за каждым жестом и скупо брошенным словом.

Как ни странно, но чем больше времени я проводила в тихом салоне машины, тем меньше мне хотелось возвращать нож. Нет, то был вопрос эмоциональный, логика знала, что предмет будет возвращен в любом случае. И если я все это время тактично и скромно смотрела в окно, то маленькая Меган, забравшись на иллюзорный подлокотник дивана, во все глаза смотрела на Дэлла. Причем, смотрела, как на продавца игрушек: жадно, с любопытством и щенячьим восторгом. Ей отчего-то казалось, что это заколдованный принц, к которому стоит лишь приблизиться, и мир тут же вспыхнет снопом разноцветных искр и зазвучит хрустальными голосами небожителей.

Я, в какой-то мере, была с ней согласна.

Узнать сидящего рядом человека хотелось. Но стоит отдать нож, и он тут же растворится в неизвестном направлении. И не отдавать нельзя. Дилемма.

По приборной панели плыл отраженный свет уличных фонарей.

Зверем невозможно любоваться, пока он находится в клетке. Лежащий в дальнем углу, с закрытыми уставшими глазами, худой, с пыльной шерстью, он всего лишь жалкое подобие, далекий отзвук, тусклое воспоминание того сильного и грациозного животного, каким был на воле. Там, среди вольных просторов, его шерсть бы блестела, шелковисто переливалась, взлетала и опадала от быстрых отточенных движений – любоваться таким было бы одно удовольствие.

Точно так же и с Дэллом – все еще греховно-притягательным, брутально красивым, мощным и сильным, но изрядно опустошенным мужчиной. Наверное, его глаза умели быть теплыми, а губы улыбаться. Вероятно, когда-то его сердце отзывалось на нежность и ласку, а в душе возникали энергичные порывы сделать этот мир лучше.

Теперь же, глядя в равнодушные голубые глаза, казалось, те порывы угасли много лет назад. Потерялась вера в людей, исчезло тепло из улыбки, а хрупкий сосуд, хранящий любовь к жизни, треснул.

Как он проводит вечера, когда не занят? Ищет спасения в общении с друзьями или топит тоску в алкоголе?... Может быть, на самом деле все обстоит не так, а гораздо лучше, и вечера этого человека наполнены чем-то хорошим, радостным и для души?

Верилось слабо.

Маленькая Меган уже тянула руку, чтобы погладить Дэлла по лицу, и капризничала от того, что я игнорировала ее порывы, не желая наклоняться к незнакомцу.

Да куда ж тебя несет-то?

Я бросила короткий взгляд на профиль водителя, пробежала глазами по его красивым широким ладоням, лежащим на руле, скользнула по обтянутым джинсами ногам.

Черт. Так и меня понесет. За что ж тебя природа наградила такими невероятными внешними данными и таким плохим начальником? И как тех шестерых угораздило потерять столь ценный предмет, который дарил им такого «раба»? Злой рок, не иначе.

Мимо проплыло здание центральной библиотеки и высокий стеклянный торговый центр «Орхидея». Глядя на высыпавшие в небе первые звезды, я снова вздохнула, предчувствуя скорый конец поездки. Но гонять же Неофар под дорогам всю ночь. Без цели и без разговоров.

Неожиданно голову посетила странная мысль – подневольный человек пожелал бы общаться с господином лишь в том случае, если бы ему была обещана скорая свобода. То есть, если бы он был твердо уверен, что она грядет. Уже дарована…

Мой пульс вдруг ускорился.

Если бы тот бородач, мой потенциальный рабовладелец и обладатель шариковой ручки, о котором я думала в офисе во время обеда, пришел ко мне и сказал: «Меган, я освобожу тебя через месяц», возникло бы у меня желание с ним общаться? Возможно, что да. А возможно, что и нет. Наверное, я бы испугалась, что наше общение может заставить его передумать, спровоцирует что-то ненужное и несвоевременное. А если бы точно знала, что свобода уже обещана и обязательно будет моей, что тогда?

Тогда бы я, возможно, изъявила желание с ним пообщаться. По-дружески, конечно…

А ведь это может сработать…

Если я хочу получить хотя бы шанс на то, что однажды Дэлл более комфортно и расслабленно почувствует себя в моем обществе, я должна пообещать ему свободу. Близкую, манящую, страстно желаемую. А главное заверить, что обязательно сдержу слово, чего бы это мне ни стоило.

Мои ладони неожиданно вспотели, а сердце наполнилось радостным предвкушением. Даже во рту появился непонятный тягучий привкус. Видимо, от нервов.

Чувствуя участившееся сердцебиение и неожиданно превратившиеся в струны нервы, я повернулась к водителю.

- Останови, пожалуйста, у обочины или на какой-нибудь парковке.

Тот кивнул.

 

Когда автомобиль затормозил на расчерченном на ячейки асфальте у сквера, я затаила дыхание. Затем внутренне собралась и попросила.

- Выключи двигатель.

Мужские пальцы послушно повернули ключ в замке зажигания. Мотор притих; несколько раз качнулся из стороны в сторону брелок с выгравированном в центре знаком Неофара.

На город опустились плотные сумерки. Мимо прошла пара, выгуливающая на длинном поводке поджарого пса.

Мое сердце теперь колотилось так сильно, что, казалось, корпус раскачивался взад-вперед, как на волнах. Я повернулась к блондину.

Момент икс.

- Дэлл. Пожалуйста, посмотри на меня.

Водитель повернул ко мне голову, и я встретилась с его привычным равнодушным взглядом.

- Я хочу, чтобы ты знал, что то, что я говорю, я говорю в трезвом уме и твердой памяти.

На короткую секунду в голубых глазах мелькнуло удивление.

Сердце грохотало.

- Ровно через две недели я отдам тебе нож. В твое полноправное владение, и сделаю это добровольно.

Руки на руле напряглись; я увидела, как побелели костяшки пальцев.

Боже, как ему это важно…

Теперь он буравил меня взглядом, жег им, полосовал, раздирал на части, пытаясь выдрать из мыслей продолжение фразы. На мощной шее запульсировала жилка.

- Я обещаю, что сделаю это. Если хочешь, я подпишу любой документ, который подтвердит мои намерения. В этом случае, даже если со мной что-то случится, нож через две недели станет твоим. Хорошо?

Никогда в жизни я не видела такого количества эмоций, бушевавших во взгляде, как сейчас. Мощный, слепящий огонь надежды и тень страха, исказившие лицо. Неистовое желание получить нож обратно и недоверие, что это, наконец, произойдет. Ни один взгляд на моей памяти не был столь давящим, столь пронзительным, столь напряженным.

Всего лишь за секунды атмосфера в салоне изменилась с тихой и ленивой на бушующую, пропитанную вихрями взметнувшейся в ожидании энергии.

- Я подпишу. – Еще раз кивнула я и сжала сумочку.

Водитель осторожно, будто с трудом управляя собственным телом, разжал пальцы и медленно втянул воздух. Затем разжал губы и спросил:

- Что ты хочешь взамен?

Наши взгляды в очередной раз схлестнулись, и мне вдруг стало жарко. Сознание будто размякло, впиталось в происходящий момент и застыло в нем.

Вот это напор…

- Ничего.

Почти ничего.

- Просто приезжай по вечерам, общайся со мной. Побудь рядом, ладно?

Он смотрел на меня и не верил. Я видела это. Не верил, потому что пожелание показалось ему слишком странным, почти что глупым.

Ну и пусть.

- Хорошо. Я сделаю так, как ты скажешь.

Я медленно опустила голову и выдохнула с облегчением. На секунду прикрыла глаза, пытаясь унять все еще скачущее галопом сердце. Затем повернулась к нему, несколько секунд наслаждалась смятением, обычно царившим в безучастном взгляде, но теперь уступившем место почти безумному блеску, и улыбнулась.

- Бумагу составишь сам. Я подпишу.

Он откинул голову на подголовник и прикрыл глаза. Пальцы вновь сжались на рулевом колесе с такой силой, что пластмасса скрипнула. Мне показалось, что ему тяжело дышать. Мощная грудь поднималась и опускалась неравномерно, почти рывками.

Все, ставки сделаны. Однажды подарив человеку надежду, слишком бесчеловечно ее отнимать. Так что, я подписалась.

 

*****

 

Адвокат Хью Декарт, высокий, одетый в костюм тройку мужчина, с черными редкими волосами, прокашлялся.

- В договор внесены все пункты, которые, даже в случае если клиент изменит решение после подписания, позволят вам стать полноправным владельцем заявленного предмета. Здесь подробно разъяснены и оговорены все моменты: на случай кражи, потери, отказа от выполнения обязательств, форс-мажорных обстоятельств и смерти. Документ заверен сегодняшней датой и вступит в силу, начиная с этого дня, даже если будет подписан завтра.

Декарт деловито положил эксклюзивную, именную ручку в раскрытый кейс, лежащий рядом с ним на софе, и выжидательно посмотрел на двух мужчин, склонившихся над бумагой.

Перечитав лежащий на кофейном столике договор несколько раз, Дэлл поднял глаза.

- При каких условиях Комиссия может счесть его недействительным?

Адвокат покачал головой.

- Ни при каких, если клиент подпишет его в присутствии вас и двух свидетелей.

- Хорошо. Благодарю за вашу помощь.

- Рад быть полезным. Если понадоблюсь…

- Да, у меня есть ваш телефонный номер.

Декарт с удовлетворенным видом захлопнул кожаный кейс, поднялся с места и вежливо кивнул мужчинам.

- Мистер Аллертон, мистер Одриард, имею честь.

- До свиданья, Хью.

- Всего доброго.

 

Когда один из лучших адвокатов Уровня, приглашенный, а точнее сказать, вежливо, но настойчиво оторванный этим вечером от дел, чтобы помочь в составлении документа, покинул гостиную, Дэлл посмотрел на друга. Мак дотянулся до бутылки, стоящей в центре стола, и разлил виски в два стакана.

- Что ж, осталось дождаться завтрашнего дня.

За окном царила ночь. Взгляды мужчин встретились, в них обоих читалось одно и то же желание: сейчас же прыгнуть в машину, прихватить с собой второго свидетеля и понестись по направлению к Солару. Но часы над камином показывали начало двенадцатого - слишком поздно для гостевого визита. Да, дело важное, но если надавить слишком сильно, результат может получиться обратным, не тем, каким хотелось бы, и каким он должен быть. И Дэлл, отвечая на немой вопрос Мака, покачал головой.

- Не сегодня. Завтра.

Тот шумно вздохнул и откинулся на спинку кресла. Глотнул виски.

- Думаешь, она подпишет? – Задал он вопрос, который за последние два часа смотал нервы его коллеге в ощипанный клубок пряжи.

- Не знаю. – Дэлл качнул головой. Казалось, дрожь сотрясала не только пальцы, но и внутренности, прожаривая их волнами высоковольтного напряжения. Он на секунду прикрыл глаза, стараясь совладать с непривычной нервозностью. – Не знаю.

- Если она этого не сделает,… - темные брови Аллертона нахмурились, а взгляд сделался тяжелым, почти жестоким, - это добьет тебя. И тогда…

Одриард усмехнулся.

- Не надо, Мак. Не сейчас.

И удивился, когда смог донести стакан до рта, не расплескав виски.

 

*****

 

Лежа в постели, я наблюдала за бликами на бетонной стене, безмолвно взирающей в окно – под светом уличного фонаря раскачивалось на ветру дерево.

«Побудь рядом, ладно?»

«Я сделаю, как ты скажешь»

Только не соскользни, только не оступись, шагнув в пропасть. Слишком легко поверить в иллюзию, в то, что однажды он приедет по собственному желанию. Это обещание. Вынужденное. Полученное в обмен на заверение отдать нож.

Впереди две недели притворства, спектакль для двоих, где один будет делать вид, что наслаждается присутствием «друга», а второй поддерживать видимость общения вежливыми кивками. Игра актеров. Не более.

Чувствуя ноющую боль в сердце, я закрыла глаза.

Маленькая Меган, не обращая ровным счетом никакого внимания на мои тревоги, увлеченно расставляла на полу пустой комнаты игрушки. Складывала кубики, притворяясь, что не слышит моих мыслей, деловито и сосредоточенно возила паровозик и что-то напевала себе под нос. В ее взгляде застыла решимость.

 

Глава 4.

 

Если бы на следующий день кто-то попросил назвать меня первое, пришедшее в голову слово, я бы тут же выпалила «зеркало», потому что мыслями именно об этом предмете терзалась больше всего. Обязательно после работы забежать в супермаркет, и не тот, что на углу, а в большой, вверх по улице, в трех кварталах от работы, и купить любое зеркало и хотя бы тушь для ресниц. Плевать на расходы, когда такое дело…

Коллеги косились на мои блестящие глаза с подозрением, а мой вопрос «нет ли у нас еще дополнительных заказов» заставил Тони усмехнуться. Обычно я не рвалась вскрывать замки, но теперь требовалось экстренно подзаработать: счастливо выпавшие на мою долю две недели хотелось провести так, чтобы в памяти, помимо слов «не могу себе позволить», осталось что-то еще. И если уж развлекаться, то не просить ведь нового знакомого покрыть все расходы? Нет-нет. Придется самой.

Перебирая бумаги и радостно мурлыкая, я пыталась припомнить, не упоминал ли Саймон во время последней встречи, что собирается уезжать? Вроде бы, нет. А если так, то стоит на днях (завтра?) забежать и к нему, позаимствовать парочку красивых вещей, которые тот неизменно предлагал, стоило нам увидеться.

Саймон Гаррет – дизайнер одежды (и абсолютный гей) стал числиться в списке моих друзей почти два года назад, после того как я, тогда еще в составе «Кину», помогла спасти склад с новыми образцами, подготовленными для показа, от пожара. Если бы не своевременное вмешательство спасателей, успех, возможно, никогда не пришел бы к Гаррету, так как именно тот показ, состоявшийся благодаря нашим усилиям, проложил молодому и неизвестному дизайнеру красную ковровую дорожку на олимп, к славе.

И с тех самых пор Саймон считал честью принимать мою персону у себя в гостях. Обожал поить эксклюзивным чаем, делиться последними новостями, показывать новые эскизы, шутить и примерять на меня новые модели платьев и блузок. Он бы давно выставил меня и на подиум, если бы не малый рост – метр семьдесят два никак не дотягивал до нужных метра восьмидесяти. Стандарты, черт бы их подрал… Они, порой, хуже бюрократии.

Не то, чтобы я тосковала по подиуму, все-таки вспышки телекамер, тонна макияжа и застывшая маска королевы стиля на лице – не мое, но заглядывать к Саймону в гости от этого было не менее приятно.

Значит, решено! Завтра. Сегодня не до гостей, успеть бы за зеркалом.

 

Прогулка? Кафе? Пиццерия? Кинотеатр?

Что делают люди, когда собираются вместе по вечерам? Они либо собираются друг у друга (исключено), либо идут куда-то (приемлемо). Вот только куда?

Пытаясь приладить на одиноко торчащий из стены ржавый болт купленное зеркало, я старательно размышляла над ближайшими планами. Ни время сеансов, ни цены на билеты, я посмотреть на работе не успела, значит, кинотеатр отпадал. Пиццерия? Любит ли Дэлл пиццу? Не в бар же, в самом деле…

Когда мобильник разразился трелью, я едва не выронила зеркало из рук. Кто бы это мог быть? Тони звонил редко, только когда появлялся срочный заказ. Саймон, которому я час назад отправила сообщение о завтрашнем визите? Скорее всего. Наверное, хотел уточнить время встречи.

Поспешно водрузив зеркало на раковину, и убедившись, что кран надежно подпирает его предохраняя от соскальзывания, я понеслась в комнату. А когда взяла в руки телефон, почувствовала, как в желудке скрутился нервный узел – звонил мой новый знакомый. Сам.

- Алло?

- Здравствуй, Меган. Это Дэлл.

- Здравствуй. – Я судорожно перебирала причины, по которым он мог решиться позвонить сам, да еще и впервые обратился по имени.

- Ты говорила, что хотела бы встретиться этим вечером.

- Да. Как раз думала вскоре позвонить.

Я взволнованно топталась на месте, пытаясь решить, радоваться такой настойчивости или нет.

- Хорошо. Вчера мы говорили о договоре.

Ясно. Теперь понятно, почему…

- Я помню.

На том конце возникла секундная пауза.

- Ты не передумала его подписывать?

Перед мысленным взором тут же взвился красный чертик с рожками, грозно трясущий перед моим лицом кулачком и неслышно орущий о том, как много я потеряю, вернув нож.

Вали отсюда, не надо мне благ за счет чужих страданий.

- Нет, не передумала.

Чертик зло надулся и лопнул. А в голосе собеседника послышалось облегчение.

 - Ты не против, если я через полчаса подъеду?

Я скомкала в трясущихся пальцах лежащую на столе бумажную салфетку.

- Подъезжай.

- Со мной приедут два свидетеля, которые должны присутствовать при подписании договора. Все займет не дольше минуты. Просто подумал, что будет правильным предупредить тебя.

Я едва не охнула от неожиданности, когда осознала, что уже согласилась принять Дэлла, а, значит, и его сопровождающих в своей каморке. Что же я наделала? Ведь здесь так уныло и грязно. Нужно было выбрать нейтральную территорию…

- Меган?

Тишина встревожила моего знакомого.

- Да-да, конечно… Подъезжайте. Спасибо, что предупредил.

Абонент на том конце поблагодарил и отключился.

Проклятье! Впору было садануть себе по лбу. Ладно бы один, а то втроем, а тут полная затхлость и нищета: ни обоев на стенах, ни красивых штор, ни люстры, только лампочка, свисающая на проводе. Какого черта я ответила согласием? Теперь не будет времени даже накраситься, потому что у меня ровно тридцать минут, чтобы превратить эту унылую захламленную берлогу в унылую чистую берлогу.

С чего начать, с чего начать, с чего начать?!

Подмести? Вытряхнуть половик перед дверью? Вымыть полы? Еще и кровать мятая.

А-а-а-а! Взвыв в голос, я принялась носиться по полутемной комнате, собирая лежащие на кровати и на стуле вещи.

 

*****

 

- Неказистый райончик. – Произнес Халк Конрад, оглядывая обшарпанные дома, валяющийся на земле мусор, облупившуюся ограду и пыльные окна. Почти разруха.

- Да уж. – Подтвердил одетый в черную кожаную куртку Мак и вытащил ключи из замка зажигания.

Хлопнув дверцей, из своей машины вышел Дэлл. Кивнул друзьям, мол, это здесь. Жду.

- Пойдем?

Халк кивнул.

Этим утром Дэлл позвонил ему, обрисовал ситуацию и попросил подъехать, чтобы присутствовать в качестве второго свидетеля при подписании бумаги. Надо же, той самой бумаги, которая, вот уж ни один из них не подумал бы, когда-нибудь появится на свет. Но ведь нашелся же человек… Именно человек, а не чмо, как многие другие до этого. А что до района, значит и в таких условиях не все еще пали на дно. Похвально.

Втроем они прошли не к подъезду, а к полуподвальному помещению, куда вела потрескавшаяся бетонная лестница, и остановились перед деревянной дверью. Одиноко смотрел на них четырьмя круглыми глазками зеленый, проржавевший от дождей, пустой почтовый ящик.

Одриард коротко взглянул на друзей и постучал.

 

Будучи Сенсором – тренированным убийцей и психологом, умеющим работать с человеческой памятью, Халк научился распознавать людей с первого взгляда, и теперь должен был отдать должное худощавой девчонке, сделавшей вид, что она ничуть не испугалась при виде троих мужчин, одного из которых знала едва ли, а двух других видела впервые.

Серая однокомнатная халупа, убогая, как келья монаха (хуже, вдруг подумал Халк), наводила на мысли о полной нищете. Узкая кровать на металлических ножках, один единственный стул, тусклая лампочка под потолком, проем на месте двери, ведущий в крохотный туалет. Ни кресел, ни телевизора, ни ковра на полу. Холодная, пропахшая сыростью конура. Как здесь жить?

Заметив его изучающий взгляд, хозяйка квартиры, одетая в застиранные синие джинсы и серую кофту под горло, отвернулась, сделала вид, что смотрит на небо за окном. Поджала губы, внутренне напряглась.

Он бы и сам напрягся. Халк неожиданно осознал, что за этим гордо выставленным вперед подбородком скрывается стыд. Стыд за собственную убогость, за неспособность заработать больше и жить лучше, за то, что приходится принимать гостей в подобном месте. А ощутив это, вдруг почувствовал искорку тепла.

Не стоит, девочка. Богатство, оно не снаружи. Оно внутри, однажды ты поймешь.

Дэлл, тем временем, передал ей для прочтения договор – два листа, скрепленных степлером и заверенных нотариальной печатью. Меган, так ее звали, стараясь не бросать тревожные взгляды на стоящих за спиной Одриарда гостей, принялась изучать документ.

Халк переглянулся с Маком.

Ага, говорили глаза Аллертона, мы по сравнению с ней здоровые бугаи устрашающего вида. Я бы таким дверь не открыл. Конрад мысленно с ним согласился. Их троих хватило для того, чтобы в каморке стало чрезвычайно тесно.

Пока Меган читала документ, Халк внимательно наблюдал за ее сосредоточенным лицом. Молодец, вникает в детали, не подписывает все подряд, лишь бы поскорее избавиться от дискомфорта, который привнесли в ее крохотный мирок присутствующие. Умеет сосредотачиваться, абстрагироваться, когда нужно. Хорошая выдержка.

Через несколько секунд его взгляд автоматически пробежал по худой фигуре, волосам, обуви, рукам, снова вернулся к лицу. Довольно симпатичному, следовало признать, лицу. Да, без косметики и, наверное, слишком серьезному, но все же приятному, притягивающему взгляд.

Ее бы одеть по-другому, сводить к стилисту, и тогда Дэлл, глядишь, запал бы…

Да уж… Дэлл в ближайшие лет десять вряд ли теперь на кого-нибудь западет, одернул себя Халк. Скорее, будет как одержимый, наслаждаться свободой, впитывать ее, как иссохшийся от засухи баобаб. Его можно понять…

В этот момент девчонка, судя по лицу, дочитала до пункта «В случае отказа вернуть указанный предмет в обозначенный срок, к клиенту могут быть применены меры физического воздействия, такие как: насилие, нанесение физического ущерба и обыск собственности. В случае утаивания сведений о местонахождении оного, клиент будет подвержен дополнительным мерам принудительного получения информации…»

Халк читал договор утром; Декарт составил его максимально точно и жестко. Возможно, слишком жестко. Такие формулировки могли бы отпугнуть даже мужика, а уж девчонку…

Дэлл тоже заметил, как изменилось лицо Меган, и напряженно застыл. Мак перенес вес с ноги на ногу и затих, пристально глядя на хозяйку квартиры.

Та, дочитав пункт до конца, подняла глаза и посмотрела, но не на них, а почему-то в окно. И улыбнулась.

У Халка от этой улыбки что-то перевернулось внутри.

Не должно быть такой улыбки у девчонки, нет. Может быть, у мужчины, привыкшему к унижению, к тяготам жизни, с горечью осознающего, что никто не поможет, но только не у девчонки. А когда Меган бросила почти веселый взгляд на Дэлла, будто говоря тому «конечно, кто бы думал, что будет иначе?…» у Халка в груди неприятно сдавило.

Ведь это они пришли к ней с просьбой, а не она к ним. Договор хоть и был важен Дэллу, как никакой другой, все же, откровенно угрожал зловещими пунктами. А она улыбалась, и, Халк видел, была готова нести последствия в случае нарушений одного из них.

Как будто привыкла. К плохому.

Легкий кивок - ей в руку легла протянутая ручка. Скрип наконечника о бумагу, и летящий, изящный в своей беззаботности, росчерк готов. Будто не несла в себе бумага страшных слов.

Халк медленно выдохнул воздух, наблюдая за тем, как Дэлл ставит свою подпись.

Что-то было странное в этой Меган… В ее веселых и одновременно грустных зеленых глазах. Таких наивных и таких по-взрослому усталых от жизни.

«Если он оставит ее, она простит. Она простит и его, и жизнь, и пощечины от судьбы, а когда будет умирать, стоя по колену в снегу, будет смотреть на свободно кружащих в небе птиц. И не обвинит ни одного из нас».

Халк уперся взглядом в пол. Ему вдруг стало тяжело смотреть ей в лицо.

 

*****

 

Не отдашь сама - мы тебя изобьем, а нож заберем. Вот о чем в целых чертах гласил договор. Что ж, я подписала. А нож отдам. До избиения или пыток, поди, не дойдет.

Внутри появилось двойственное чувство: с одной стороны, я так рассчитывала на приятный вечер в компании, а теперь почему-то мечтала снова остаться одна. Погрустить, пережить очередную обиду, пересидеть грусть. Какая ирония.

Двое других уже покинули квартиру, остался только Дэлл. Хотелось послать к черту и его тоже. Всё? Все увидели, какая я убогая? Получили подпись? Проваливайте, не унижайте своим «спасибо», дайте зализать раненое эго в одиночестве, которое в избытке присутствовало в моем прошлом и, чувствуется, до краев наполнит будущее.

А тот, что с серыми глазами – проницательный у него был взгляд. Даже сочувствующий. А сочувствие бьет сильнее злого слова, так что, лучше бы не надо…

На какой-то момент я совсем забыла, что не одна в комнате – слишком сильно сокрушило меня произошедшее,  я оказалась к нему не готова. А когда повернулась к гостю, то увидела, что тот молча смотрит на меня. Тоже с сожалением?

Я сжала кулаки.

Неужели, после этого в бар? Или пиццерию? Увольте. Смотреть, как он мучается, выжидая, пока эти две недели, наконец, пройдут, и он окажется полностью свободен на этот раз от меня? Глупой девчонки, имевшей несчастье что-то почувствовать, глядя на его красивое лицо? Я не первая и не последняя… Просто одна из множества дур, поверившая непонятно во что.

Между нами повисла давящая тишина. Неуютная и глухая.

- Куда бы ты хотела пойти сегодня?

Услышав вопрос, я почувствовала странную боль в груди.

Подписанная бумага испарилась. Вероятно, ее забрал с собой один из рослых друзей.

Красивые, все-таки, губы. А эти глаза – они затянут меня в иллюзорный рай, а затем безжалостно столкнут с облаков прямо на острые камни внизу. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предугадать дальнейшее развитие сюжета. Я наивна, но не глупа. Быть может, иногда, но уж точно не сегодня.

- Выбирай место, я отвезу…

Он говорил что-то еще, но я уже не слушала. Не обращая внимания на звучащие позади слова, подошла к стулу и открыла сумочку. Несколько секунд стояла, глядя на нож, чувствуя дрожь в руках, затем крепко зажала в ладони холодную рукоять и вернулась обратно.

Тот, увидев, что именно я держу в руках, замолчал. Как отрубило.

Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза без слов. Его рот приоткрылся, а в глазах застыла растерянность. Надо же… приятно. Значит, не разучилась я еще удивлять.

- Забирай, – тихо, но твердо сказала я.

Он стоял и смотрел на нож; опущенные руки подрагивали, будто Дэлл старался их удержать на месте

- Не нужно этих двух недель. Обойдусь. Я передумала.

Лезвие подрагивало в моих дрожащих пальцах, отражая тусклый свет лампы.

Скорее бы уже… Как больно. Но потом будет гораздо больнее.

- Забирай!!! – это слово я выкрикнула зло, вложив в него всю боль, которую чувствовала.

Стоять перед ним с ножом было все равно, что дополнительно унижаться. Почему он не берет? Зачем я протягиваю этот нож, словно собственные ладони за милостыней?

В голубых глазах напротив бушевал ураган, но рука за ножом не протягивалась.

Черт бы его подрал!

И когда я уже была готова швырнуть злополучный предмет в стену – пусть сам за ним бежит, если захочет, – Дэлл медленно поднял руку и взял нож.

Мой мир треснул по шву. Все.

Сейчас захлопнется дверь, и настанет гробовая тишина. И наблюдая за тем, как маленькая Меган сидит без движения, уставившись сухими глазами в окно, я буду размазывать сопли на собственном лице, глядя на зареванное отражение в купленном сегодня зеркале.

Я на секунду прикрыла глаза, а когда открыла их, увидела, что Дэлл положил нож на край стола, затем вернулся и застыл напротив.

- Ты отдашь мне его ровно через две недели, – произнес он ровно. – Две недели. Как и договаривались.

- К черту две недели! Зачем тебе ждать? – взорвалась я. – Забирай его и проваливай, чтобы духу твоего здесь не было!

- Меган…

- Иди к черту! Не нужны мне подачки. Обойдусь без твоего сочувствия!

- Меган! – вдруг повторил он со сталью в голосе, и я осеклась. Осыпалась. Неожиданно устала. И отвернулась к окну, чтобы не видеть его пронизывающего насквозь взгляда.

Что он еще здесь делает? Почему до сих пор не ушел? Ведь пять минут уже, как мог быть полностью свободен.

- Иди, Дэлл. Я не буду больше звонить. Живи своей жизнью.

И развернулась, чтобы уйти, но мое запястье вдруг перехватила рука. Теплая, жесткая. Я с удивлением посмотрела на то место, где вокруг моей кожи сжались мужские пальцы, затем подняла глаза.

- Ты чего? Отпусти, – прикосновение не порадовало - слишком грубое. Внутри стало гадко,  хотелось плакать.

- Я могу пригласить тебя на чашку кофе?

Я едва не рассмеялась ему в лицо.

- Не стоит. Ты мне ничего не должен. Иди, тебя друзья ждут.

- Меган…

- Уходи, Дэлл.

- Одна чашка кофе.

Теперь в голосе появились незнакомые нотки, а в глазах застыло странное выражение. Он просил… просил сам. Но зачем?

- Пожалуйста, – произнес он тихо, и мне показалось, что огромный мощный зверь, неожиданно получивший свободу и до того бушевавший на вольных просторах, вдруг вернулся к тому, кто открыл засов вольера.

Кофе? Он шутит? Я и он, сидящие за чашкой кофе, но зачем? Чтобы он все-таки смог сказать «спасибо»? А надо ли оно мне?

- Пожалуйста.

Это было второе «пожалуйста». Почти магическое. На короткую секунду я увидела в его глазах что-то напоминающее тоску, смешанную с болью, и еще сильнее расстроилась.

Наверное, он действительно не хотел меня обижать этим договором, просто должен был его привезти, должен был знать, что бумага подписана, что свобода уже близка. А пункты… Да мало ли какие бывают люди, ведь сразу не разобрать, кто гад, а кто святой.

А если бы тот бородач в сердцах швырнул в меня шариковой ручкой, не позволив сказать спасибо, каково бы мне было? Наверное, было бы грустно. Да, хотелось бы поскорее оказаться на свободе, но все равно было бы грустно, зная, что я не смогла уйти, как полагается, по-человечески.

Что ж, стоит позволить человеку отблагодарить, если ему так хочется. И уж что-что, а чашку кофе этим вечером я точно заслужила.

- Хорошо. Только у меня нет красивой одежды, и я не успела привести себя в порядок.

Дэлл улыбнулся. И от возникшего в его глазах тепла вдруг стало хорошо. И трещины заросли, и осколки внутри вдруг собрались, и небожители почти запели.

- Мы выберем непритязательное к внешнему виду место. Я буду ждать в машине.

Только теперь он отпустил мое запястье.

Все еще оглушенная поворотом событий, я смотрела, как он идет к двери, как открывает ее и как выходит во двор. Нож остался лежать на краю кухонного стола.

Я и он – мы едем пить кофе.

Все почти так, как планировала с утра.

Почти.

Окончательно запутавшаяся в своих ощущениях, я опустила голову и устало потерла лоб.

 

В кафе было тепло и немноголюдно. Пахло кофе и чем-то сладким.

- Может быть, десерт?

- Нет, спасибо.

- Сахар?

- Я пью черный.

- Всегда черный? Может, сливки?

Она замялась.

- Да, было бы хорошо. Спасибо.

Он заказал один капучино и один дарк гранде и на всякий случай придвинул к ней салфетки.

Принесли кофе.

Меган смутилась, увидев нарисованные на пенной шапке сердечки – должно быть, официант по привычке, взглянув на пару «мужчина-женщина», автоматически попросил добавить рисунок – взяла маленькую ложку, быстро размешала пену. Белесая шапка потонула в однородной коричневой массе. Шоколадные сердечки растаяли.

Разговор не ладился.

Дэлл бросил ничего не значащий комментарий об интерьере – она кивнула. Спросил о погоде – ответила коротко. Попытался вспомнить былые времена – удалось: какое-то время развлекал историей из прошлого, когда в подобном кафе официант перепутал заказы и вместо сэндвича поставил перед ним воздушный торт «клубника со сливками», после чего посетители молча и единогласно решили, что он гей. Меган улыбнулась. Коротко, сдержанно. Стараясь не смотреть в его лицо, отпила капучино, поставила чашку на стол, бросила на нее раздраженный взгляд, будто сетуя, что кофе все не заканчивается.

Дэлл откинулся на стуле, сцепил руки, задумался.

Почему эта странная девчонка так себя ведет? То просит о близости, то отдаляется в другую галактику. Глядя на кинотеатры, напоминает восторженного щенка, а читая серьезные договоры, улыбается грустно и понимающе, словно застывший на далекой горе памятник божеству, тропинка к которому заросла бурьяном.

В ее глазах ни разу не вспыхнул алчный огонек, а с языка не сорвалось лишней просьбы. Она стала первой и единственной, кто, услышав о его проклятье, пожелал вернуть нож. И вернула бы. Если бы он взял.

Но он не взял.

Почему?

Дэлл и сам не смог ответить на этот вопрос. Вот только неправильно было бы так уходить: прогнанным, выставленным за дверь, неблагодарным, подарившим боль тому, кто подарил свободу.

Да, он бы хотел отблагодарить, но как? Дать денег? Спросить, не нужно ли ей чего, и привезти это? Он был готов дать все, кроме дружбы, и того, во что она могла перерасти. Нет, симпатии не рождаются из просьб, не рождаются они даже из чувства благодарности или при взгляде на симпатичное лицо. По-крайней мере, не у него, у Дэлла. Слишком много плохого оставлено позади, и оно еще не отсохло, не отвалилось, не прекратило болезненно жечь разум. Он больной. Психически нездоровый, покореженный, исковерканный. Он не способен адекватно реагировать на мысли о близости. Поэтому нет. Все, что угодно, но только не это.

- А те, что приезжали с тобой – друзья?

Видимо, затянувшаяся пауза напрягала не только его.

- Да. Коллеги. И друзья.

Меган кивнула. Не стала спрашивать, все ли в отряде Дэлла убийцы. Догадалась сама.

- А кем работаешь ты? – спросил он для приличия, зная ответ.

Взгляд настороженный, как у зверька.

- Секретаршей.

И снова единственное слово в ответ. Не разговорить, не вытянуть сути, не услышать лишнего.

Меган ассоциировалась у Дэлла с покупателем дома, пришедшим посмотреть на убранство, но по какой-то причине вдруг передумавшим заключать сделку. Вот он походил в бахилах по коврам, огляделся, осмотрел зал, но подниматься на второй этаж или оглядывать террасу не стал, сразу же поспешил к выходу, стараясь ничего не задеть, не примять, не наследить. Да, аккуратный такой покупатель. Тихий, вежливый и совершенно непонятный.

Так же и Меган – отвечала коротко, будто опасаясь сказать лишнего, вовлечься, почувствовать интерес. А если отбросаться пустыми фразами, кивнуть, а где-то вообще промолчать, то можно уехать домой целой, неизмененной, недопустившей внутрь.

В какой-то момент в нем вспыхнул забытый азарт – попробовать разговорить? Расслабить?

Его взгляд упал на ее ладони, сжимающие белую фарфоровую чашку, на тонкие пальцы с короткими ногтями.

Такие бы не оставили шрамов…

 

У Лолы были накладные ногти: длинные, острые, раскрашенные безобразным сочетанием ярких, кричащих цветов, с налепленными поверх стразами. Вульгарные, почти шлюшьи. Вероятно, дань моде.

Каждый раз Лагерфельд – врач отряда – качал головой, залечивая отметины на его спине. И молчал, не задавал ненужных вопросов.

Новая встреча – новые шрамы.

Иногда она приводила в дом таких же немолодых, разодетых в дорогие шмотки подруг. Из того же сословия, в котором обитала сама – сливки общества, элита, бомонд. Кучу старух, превращенных хирургическими методами в безобразных нафталиновых кукол, щедро осыпанных пудрой и залитых вызывающими тошноту духами. А когда он недостаточно хорошо, по ее мнению, играл в их присутствии свою роль - «Принеси нам еще чаю… встань на колени… поцелуй мою руку» - била по лицу перчатками. Но это позже, в темном коридоре, когда все расходились. Тогда спесь слетала с нее, обнажая неприкрытую злость.

 

Дэлл вздрогнул и подумал, что ненавидит накладные ногти. Поднял голову, встретился с ровным взглядом Меган, изучающим его лицо, и чуть виновато улыбнулся.

- Извини, задумался.

- О чем?

Хороший вопрос. Наверное, о том, что с тех пор, как Лола умерла – он узнал об этом от одной из ее подруг, случайно встретив на улице «А вы еще не слышали? Какой ужас! Вчера она захлебнулась рвотными массами в собственной ванной! Я говорила, не следует пить неразбавленный джин и курить Иланский табак одновременно, но она никогда не слушала!» - он ни разу не просыпался по утрам с эрекцией.

А может быть, он задумался о том, что до сих пор не понимал, каким именно образом его рабовладельцы теряли нож? Такой ценный, по их мнению, предмет. Лишь в двух из шести случаях Дэллу было это доподлинно известно: все имущество Лолы после ее смерти было куплено неким Адриано Равом, который отдал большинство ее вещей в центр обслуживания малоимущих. Именно так и получил нож предпоследний владелец - пьянчужка Эд, через неделю проигравший Дэлла в покер местному барному вышибале. Возможно, история с того момента могла бы закрутиться иначе, но вышибале, не поверившему пьяному посетителю, твердящему заплетающимся языком какую-то ерунду о «рабе», хватило одного взгляда на стоящего возле машины бугая-Дэлла, чтобы зло сплюнуть на землю и зашвырнуть нож в кювет.

Тот самый кювет, в котором его и нашла сидящая напротив девушка.

Дэлл понял, что вновь затянул с ответом.

- О разном.

И поймал себя на мысли, что он ничем не лучше ее: отвечает односложно, увертками, лишь бы не спровоцировать новых вопросов.

Меган отвернулась и какое-то время молчала, глядя на взбивающих пену в металлической кружке барменов. Пронзительно свистел под давлением в трубке горячий воздух. Затем повернулась и неуверенно закусила нижнюю губу:

- Скажи, а в эти две недели я имею право тебя о чем-то просить?

Дэлл, начавший расслабляться, вновь непроизвольно напрягся. Заставил себя кивнуть:

- Да. Эти две недели я все еще твой «раб».

Сказал и словно заледенел внутри. Еще две недели. Зачем? Ведь мог бы уйти уже сегодня. Идиот.

Меган уловила его эмоции; в ее зеленые глаза вернулась усталость. На мгновенье кольнул стыд, но тут же пропал. Она не такая, она лучше. Но Дэлл отвык от нормальных людей. Протянуть бы еще четырнадцать дней, а потом свобода.

- Отвези меня, пожалуйста, домой. Отсюда далеко пешком.

- Конечно.

Наблюдая за ее худощавой, почти хрупкой фигурой, шагающей впереди него вдоль прохода, Дэлл вновь почувствовал странный интерес: почему она не пользуется тем, чем могла бы? Почему выстроила вокруг себя стену еще выше, чем его собственная? Почему не скажет лишнего слова, будто старается не наследить на его полу, не поставить ни единого мазка на холсте его жизни?

Можно, конечно, забыть.

А можно попытаться узнать. Ведь впереди еще четырнадцать дней.

«Тринадцать», - поправил он себя. «Уже тринадцать».

 

*****

 

Если бы не продолговатая лампа над раковиной, кухня бы полностью утонула во мраке, но Дэлл не стал зажигать свет. Прошел к холодильнику, распахнул дверцу, отыскал глазами пачку апельсинового сока и налил его в стакан. Поставил пачку на место, сел за кухонный стол. Задумался.

Интерес, спонтанно возникший к Меган в кафе, не угас – продолжал тлеть, словно уголешка, покрытая слоем пепла.

А, может, то был вовсе не интерес, а нормальное человеческое желание отблагодарить, и он просто напросто отвык от человеческих желаний, начал принимать одно за другое? Как бы то ни было, а воспоминания о сегодняшнем вечере царапали, как царапают кожу щеки перья, торчащие из подушки.

Все, свободен – он до сих пор не мог ни поверить, ни до конца осознать. При любых условиях свободен: Мак забрал договор и надежно сохранит. Тринадцать дней, и можно будет расправить крылья, взлететь, размять затекшие плечи и устремиться вверх к небу, к солнцу. Всего лишь тринадцать вечеров в компании девчонки… «с грустными глазами», – вдруг подумал он и запнулся; прежняя мысль оборвалась.

Дэлл, глядя на темный дверной проем, ведущий в столовую, отпил сок, осторожно, чтобы не стукнуть, поставил стакан на деревянную поверхность стола.

Хорошо. Он не может ей дать близости, но она и не просила о ней. Но что-то человеческое он дать, так или иначе, может. Например, подарить улыбку, кусочек тепла или какую-то вещь. Ведь у него есть деньги. Почему бы не использовать их? Да, через две недели он уйдет - это придется еще раз объяснить, если понадобится, - но кто сказал, что оставшиеся вечера должны пройти так же тускло и уныло, как сегодняшний?

Уголек в душе, не затоптанный грубой подошвой, разгорелся ярче – задымил, закоптел.

Нужно разговорить Меган, узнать, что ей интересно, что она любит.

Тускло поблескивали в полумраке ряды висящих на стене поварешек, которыми Дэлл никогда не пользовался. Повара он так и не нанял: зачем повар, когда не принадлежишь себе и не знаешь, появишься ли вечером дома? А за кухонную утварь спасибо декоратору, решившему, что уют – неотъемлемая часть любого хорошего дома. И теперь этот самый дом, уютный, но чаще всего пустой, взирал на сидящего на кухне мужчину сонными глазами, не прислушивался к его мыслям, почти спал.

А внутри Дэлла мягко кружила радость. От близкой свободы? От принятого решения? От того, что в душе, наконец, проснулось что-то человеческое? Или от всего вместе?

Он не стал анализировать, просто сполоснул стакан, поставил на сетчатый поддон, вытер руки о полотенце и вышел из кухни.

Дэлл бы удивился, если бы узнал, что в этот самый момент лежащая на узкой кровати в тихой полуподвальной комнате Меган пришла к схожим с его собственными выводам: «Да, они два идиота, решившие, что должны видеть друг друга на протяжении двух недель. Но если уж так вышло, то почему бы не провести время для души, радостно, а не как сегодня?»

Чувствуя непривычное облегчение, Дэлл расправил кровать, скинул одежду и с наслаждением вытянулся на прохладных простынях.

На тринадцатом, закутавшись в тонкое одеяло, улыбнулась Меган.

Где-то наверху, над тяжелыми облаками, неслышно зазвенели колокольчики.

 

Глава 5.

 

- Саймон, я не буду это носить!

- Но почему?

- Потому что это три лоскута серебристой ткани и одна бретелька!

- Это платье из новой коллекции!

- Может быть. Но я все равно не буду.

- Вредина!

Зашуршали передвигаемые по металлическому поручню плечики с одеждой.

- А это?

- Леопардовые штаны с блестящими звездами?! – я нервно сглотнула, представив себя в подобном наряде.

Саймон обиделся. Надул красивые, как у стоящего позади него манекена, губы и откинул со лба длинные темные пряди. Сложил руки на груди.

- Это же с последнего показа! Еще и твой размер.

- Симми, - именно этим ласковым словом я звала друга, когда тот обижался, - они… великолепны. Но это совсем не то, что мне нужно.

- Правда, великолепны?

- Конечно! Изумительные цвета, модный фасон, просто шик.

Если что и могло прогнать мимолетные тучи из настроения молодого дизайнера, так это похвала – в яркие бирюзовые глаза тут же вернулся веселый огонек.

- Слушай, Мег, ну-ка, рассказывай! – он подсел в соседнее кресло. - Кого ты нашла? Наверное, он большой, красивый, сильный, весь из себя представительный, галантный и… сексуальный?

Я рассмеялась в голос: он, вероятно, только что описал собственную мечту. Ароматный кофе, залитая солнечным светом комната, одновременно примерочная и кабинет, ворох пусть и не подходящей, но все-таки одежды, и улыбающийся напротив друг сумели поднять мое настроение на наивысшую за последнюю неделю отметку. Забылось утро, наполненное телефонными звонками и грызней с коллегами, забылся полдень и часы, проведенные перед монитором. Сегодня пришлось много читать про новый замок – именно такой стоял на следующей двери, которую требовалось открыть; Тони торопил – клиент уезжал в отпуск на выходных, а привычными отмычками и пластинами не обойтись, придется заказывать новые керамические магниты и много практиковаться. Значит, пора бы заглянуть к старине Чаку… Когда всем этим заниматься, если в ежевечернее расписание теперь был включен Дэлл?

Эх, один раз живем. Придется научиться совмещать несовместимое и утрамбовывать все в выданные жизнью на день двадцать четыре часа.

- Так кто он? Твой новый знакомый?

Ухоженные пальцы аккуратно взяли с блюдца ложечку и неторопливо помешали кофе. Ногти с маникюром – нечета моим.

- Просто друг. Ничего особенного.

Сердце при этих словах учащенно забилось.

- И тебе нужна одежда? Какая?

Саймон – манерный, пахнущий приятным одеколоном – на самом деле был проницательным парнем, и теперь его глаза сосредоточились на моем лице.

- Одежда и обувь. На пару недель. Все, в чем можно ходить на улице: в кино, кафе, погулять…

- Понял. Упакую, отправлю тебе на дом через час.

- Спасибо.

Ощущая неловкость, возникшую в моей душе, он тепло улыбнулся.

- Брось. Я рад, что могу что-то для тебя сделать.

- Скажи, сколько…

Он перебил. Взгляд сделался серьезным.

- Еще раз услышу разговор о деньгах, будешь носить леопардовые штаны в течение недели. Не снимая!

Мы одновременно расхохотались. Неловкость рассеялась. Отставив кофе, я с наслаждением вытянулась в мягком кресле и посмотрела на друга.

- Шикарные у тебя золотистые пряди в волосах!

- Нравится? Давай тебе такие же сделаем! Это все Энди, это он предложил, гад…

Ни один другой человек не смог бы наполнить слово «гад» таким количеством тепла и любви, как это только что сделал Саймон.

Я улыбнулась, расслабилась, вытянула ноги и приготовилась слушать очередную байку из жизни под названием «Я и мой стилист». Взяла с блюдца мягкое шоколадное печенье, с удовольствием покатала на языке ягодную начинку и зажмурилась.

Иногда жизнь удивительно хороша!

 

*****

 

Через час моя квартира сделалась похожей на вещевой склад.

Три пары новых джинсов, несколько блузок повседневных и праздничных, белая шерстяная кофта крупной вязки, два кардигана, пуловер, костюм-тройка, четыре юбки, элегантные брюки, два стильных плаща, восемь (!) пар различной обуви и чертовы леопардовые штаны со звездами, глядя на которые я скрипнула зубами.

Саймон превзошел сам себя. Он позаботился не только об одежде, но и об аксессуарах: украшениях, ремнях, шейных платках и даже о чулках, упаковки которых громоздились в одном из картонных ящиков. Сверху лежала сложенная вдвое записка.

«Если нужно нижнее белье, только свистни! Твой С.»

Я покачала головой.

Вот шутник! Если бы кто-то сейчас увидел мою каморку, то решил бы, что сюда свозят краденное. Все новое, хрусткое, свежее, разве что без бирок и ценников. Постарался друг на славу, ничего не скажешь.

Примостившись, словно нищий под зонтом уютного кафе, на уголке собственной кровати, я оторопело разглядывала «богатство», прибывшее для того, чтобы бедная одинокая девушка спешно превратилась в сказочную принцессу и покорила великолепного принца. Что за бред? Куда я пытаюсь втиснуться – в чужие джинсы, в чужую жизнь? Новая одежда не изменит старых принципов, не скроет бедность души, разве что пустит пыль в глаза прохожим.

Зря я все это затеяла.

Нахлынувшая прошлым вечером на мой берег волна оптимизма тактично схлынула туда, откуда пришла, оставив после себя нарисованную на мокром песке циничную усмешку реализма. Нужен ли мне еще один вечер тягостного молчания и обрывочные разговоры ни о чем, лишь бы замаскировать неловкость? Подписанный накануне договор несколько остудил романтический пыл и галькой отрекошетил по стеклам розовых очков - в радужной оправе красиво блестели осколки.

Дэлл – привлекательный мужчина, но чужой и совершенно не желающий сближения, тогда к чему все это?

Уберу я лучше вещи Саймона в шкаф и не буду никому звонить. Налью себе чаю, почитаю журнал мод за позапрошлый месяц, сделаю вид, что все по-прежнему. Друг никогда не узнает, что я ни разу не одела присланное, а Дэлл не расстроится, если его телефон этим вечером промолчит.

Зашумел поставленный на плиту чайник; солнечные лучи осветили дальнюю стену и сваленный на кровати ворох вещей. Я принялась сооружать бутерброд.

А через несколько минут зазвонил мобильник.

На экране высветился знакомый номер без имени. Я вздохнула, несколько секунд слушала звуки мелодии, затем, пересилив себя, нажала «ответить».

- Алло.

- Здравствуй, Меган.

- Здравствуй, Дэлл.

- Как твои дела?

- Все в порядке.

Возникла неловкая пауза, живо напомнив вчерашний вечер.

Зачем звонишь? Из чувства вины?

В трубке вновь заговорили:

- Хотел узнать, ты уже освободилась?

Еще пока не от жизни.

- Да, освободилась. Вот только… – я замялась, глубоко вдохнула, бросила взгляд на пакеты с одеждой, - я так и не придумала, куда можно пойти, поэтому, может, сделаем перерыв?

Звучало так, будто мы провели вместе по крайней мере года два, просыпаясь и засыпая в одной постели, и надоели друг другу до зубной боли.

Дэлл не смутился и к моему раздражению не ответил «отличная мысль», вместо этого снова удивил.

- У меня есть одна идея. Я подъеду через час, хорошо?

Ответить бы «нет», да вот только кто-то чужой, орудующий моим языком, уже выговорил:

- Хорошо.

Он дал отбой.

Вот черт! Стукнуть бы себе по лбу. Куда меня несет – к новым разочарованиям? Неужели жизнь совсем не учит, ведь десять минут назад я приняла решение сидеть дома, а теперь почти с восторгом смотрю на обновки?

Но ведь там такие классные джинсы с золотыми пряжками… И ты так хотела попробовать новую тушь.

Я насупилась, пытаясь сдержать совершенно неуместную, на мой взгляд, радость.

Кто и для кого стал проклятьем?

 

- Ты любишь кино?

Солнце позолотило пластик приборной панели, бросило блик на серебристые часы на запястье и застыло на щетках-дворниках. Он снова притягательно пах; я сидела, словно пес, старающийся не смотреть на жирную мясную кость в чужой тарелке.

- Люблю.

Кино я действительно любила. Экран, чья-то судьба, прочувствованная на себе, вихрь чужих эмоций, пропущенный через каждую клетку. Полтора часа, позволяющие постоять в чужих калошах, поверить, что жизнь не всегда скучна, а иногда великолепна. Любовь, чей-то взгляд, тоска, волнение, улыбка, радость, новые места, события, лица. И серость бытия исчезает, растворяется, недопущенная внутрь бетонными стенами кинотеатра.

Дэлл улыбнулся. Золотистые лучи добавили в его серо-голубые глаза тепла. Я сжала непривычно мягкую кожу белой сумочки, одной из четырех, присланных Саймоном, - она лучше всего гармонировала с белым свитером. Новые черные джинсы непривычно плотно обжимали ноги, каблуки ботинок казались слишком высокими, неустойчивыми, тушь утяжеляла ресницы. Отвыкла.

- В таком случае, как насчет нового киноцентра «Осирис»? Ты когда-нибудь была в нем?

- Нет, только слышала. Это тот, что делает новые «4D» фильмы?

- Да, он самый. Хочешь попробовать?

Я хотела кивнуть, но вдруг спохватилась. В кармане всего двадцать долларов, и те желательно бы сохранить. А билет в сверкающий шикарный киноцентр не обойдется меньше чем в двадцать пять - тридцать.

Дэлл уловил мои сомнения.

- Все расходы на мне. Едем?

Я смущенно кивнула.

Только бы не напоминать щенка, только бы не сорваться на радостные повизгивания  и не начать лизать руки.

 

Я не стала заходить внутрь – ждала на широких ступенях крыльца, подставив лицо теплым лучам солнца. Вокруг ходили люди – группами, парами, поодиночке. В фойе кинотеатра теснился народ, отстаивая очереди к кассам, глядя на экраны со списком фильмов, а снаружи шептала листва. Желтый цвет простреливал в зелени крон золотыми монетами – деревьям недолго осталось носить старые прически, вскоре их парики порыжеют, ссохнутся и облетят, оставив голые ветви торчать на фоне серого неба. Близилась осень.

Вскоре вернулся Дэлл. Обошел меня сзади, остановился напротив.

«Он возвышается надо мной, стоя ступенью ниже», – подумалось некстати.

Ветер трепал воротник его легкой серой ветровки, ерошил светлые волосы.

- Билеты есть только на девять вечера.

- Тогда, может, в другой раз?

- Я уже взял два.

- Но до девяти еще два часа.

- Мы можем где-нибудь посидеть. Поужинать, если хочешь, или выпить кофе.

При мысли о кофе всколыхнулся цинизм – снова молчать? Или два часа жевать где-нибудь салат? Что за проклятье я себе придумала – находиться рядом с красивым мужчиной и не иметь возможности с ним расслабиться.

Хотя… было бы желание, а способ найдется. Мне в голову пришла странная мысль.

- Ты пьешь за рулем?

- Я пью в перерывах между вождением автомобиля, если ты об этом.

Красивый ответ, логичный.

- Да, об этом.

Он прищурился, глядя на меня.

Ветер вновь донес запах одеколона, действовавшего на меня словно афродизиак. Сочетание трезвой головы и непреодолимого влечения к стоящему рядом субъекту никак не способствовало обретению внутренней гармонии. Так точно дальше не пойдет.

Я посмотрела поверх его плеча на утонувший в солнечном свете широкий бульвар, запруженный людьми.

- Знаешь, - я откинула предрассудки, - нам с тобой будет тяжело эти две недели, если мы не сумеем немного расслабиться в присутствии друг друга. Лично мне дискомфортно все время молчать. Я без понятия, о чем с тобой говорить и как себя вести, но мне хотелось бы это исправить. Если тебя подобное пугает, то просто отвези меня домой и не звони больше.

Вот, оказывается, как я умею посреди белого дня, да еще и в уличной толпе. Ужас… Совсем как вредная бабка-отшельница, прожившая последние лет тридцать в лесу. С другой стороны, тратить вечера на притворство и фарс, молчать, не позволять себе лишнего слова – что может быть бессмысленнее? Либо мы станем друзьями (или хотя бы приятелями), либо нужно заканчивать пустую трату времени.

Широкие брови приподнялись, в глазах блеснуло удивление.

Какое-то время Дэлл молча смотрел на меня, будто раздумывая о чем-то. Я же в очередной раз балансировала на тонкой грани между его «да» и «нет».

- Бар? – коротко спросил он.

- Приглашаешь?

Я становлюсь хитрой.

Он усмехнулся.

- Да. Приглашаю.

- Тогда бар.

 

*****

 

 

- Я предлагаю нам сыграть в игру: ты задаешь вопрос, я отвечаю честно. Я задаю – отвечаешь ты. А параллельно мы выпьем. Таким образом, мы узнаем друг друга лучше.

- Пить мы будем столько же, сколько и задавать вопросов? – глаза Дэлла улыбались. По крайней мере, так казалось в полутемном узком помещении с длинной стойкой, за которой мы расположились.

Я замялась. Если объем спиртного отразит количество вопросов, которые хотелось задать, тогда я усну даже не в кинотеатре, а на его крыльце. Если доползу.

- Э-э-э… не думаю, что у нас друг к другу так уж много вопросов, так?

На этот раз он точно усмехнулся.

Наверняка он имел в виду меня, а не себя этой усмешкой.

- Что будем пить?

Запаянное в пластик меню маленького тихого бара на углу не баловало разнообразием предлагаемых напитков: водка, коньяк, виски, пиво, вино, вариации коктейлей, но этого выбора было достаточно для поставленной цели.

- Ратана… - вычитала я незнакомое слово. – Что это?

- Мягкая валлийская водка, не такая крепкая.

- Вот на ней и остановлюсь. Ты?

- Виски.

Мужской выбор.

Дэлл подал знак рукой бармену.

 

В приземистой стопке дрожала прозрачная жидкость. Я выпила ее залпом – в нос ударил букет незнакомых специй и трав, поморщилась, затем выдохнула. В целом, приятный вкус. Непротивный, мягкий; в желудке потеплело.

Я пью в баре с мужчиной, пытаюсь узнать его лучше. Через два часа иду с ним в кино, а через две недели он уйдет. Абсурд какой-то.

Бармен негромко говорил по телефону; висели, словно колбы в алхимической лаборатории, перевернутые стаканы. Зал потонул в полумраке, телевизоры не работали, динамики на стенах молчали. Из посетителей только пожилой мужчина, читающий газету у окна, и трое молодых приятелей у дальней стены, за душевной беседой методично набирающиеся пивом.

Дэлл пригубил виски, поставил стакан на стойку и вопросительно взглянул на меня.

- Ну, что? Сразу со сложных вопросов?

Я замотала головой.

- Ну, уж нет. Я еще столько не выпила.

- Тогда с простых?

- Хорошо. Итак, что я о тебе знаю? Тебя зовут Дэлл, ты странный парень, работаешь на Комиссию, твои друзья - накачанные мужчины устрашающего вида, а сам ты однажды где-то оступился, за что и получил тот нож в наказание от собственного начальника. Он что, твой начальник, бездушный идиот, чтобы наказывать таким образом?

- Хороший первый вопрос. А, главное, простой, - в глазах моего спутника появились смешинки - Хорошо, отвечу – нет, он не идиот, но наличие души до сих пор под сомнением. А почему ты считаешь меня странным?

Тоже хороший первый вопрос.

- Потому что ты не забрал этот нож еще вчера.

- Тогда я согласен.

Казалось, я пьянела от его близости куда сильнее, нежели от алкоголя. Серо-голубые глаза таинственно мерцали в полумраке, красивые мужские пальцы лежали слишком близко к моим – протяни и дотронешься. А эти плечи… боже мой…

Сохраняй разум, Меган.

- Ты ведь не живешь в Соларе, так?

- Так.

- А где?

- Это второй вопрос, а сейчас моя очередь.

Я улыбнулась.

С тобой надо держать ухо востро, друг.

- Спрашивай. Хотя не думаю, что моя жизнь тебе так уж интересна.

- Ну, почему же. Должен же я понять, каких сюрпризов от тебя можно ожидать. Ты давно работаешь секретаршей?

- Почти два года. Так в каком городе ты живешь?

- Сейчас в Нордейле.

Память попыталась натужно прокрутить географию Уровня – пусто.

- Это ведь не тринадцатый.

- И это не вопрос. А кем ты работала до этого?

Я вздохнула. Интересно, куда он клонит?

- Я работала в отряде спасателей.

- Я спросил «кем», а не «где».

- Ты всегда так точен в вопросах?

Он не ответил, лишь глотнул виски, не отрывая от меня изучающего взгляда. И почему от собственных идей страдаю в первую очередь я сама?

- Хорошо. Я работала спасателем. Может, не будем сохранять очередность, а просто поговорим?

- Согласен. Только если твои вопросы мне не понравятся, я оставляю за собой право хранить молчание.

- Договорились. Но я все равно попытаюсь выудить из тебя все ответы.

- Твое право. Приступай.

Он подлил в мою стопку ратаны и достал из пачки сигарету.

 

Тридцать минут спустя.

 

- Я тебя раскусила! Ты хитрым образом пытаешься выяснить все, что я люблю. Но зачем?

Мысли заволокло приятной дымкой, время испарилось; голова и тело благодаря алкогольным парам расслабились. Бутылка ратаны наполовину опустела, и я едва сдерживалась от глупого хихиканья. Мир приобрел теплые оттенки, настроение шло на взлет со скоростью стартующей ракеты. Какой приятный бар и какой хороший собеседник…

Бармен в третий раз «повторил» дозу виски для Дэлла, но понять насколько тот опьянел не представлялось возможным. Все тот же спокойный прищур, та же мягкая полуулыбка, с которой можно одинаково легко дарить цветы или убивать.

- Должен же я тебя чем-нибудь отблагодарить за доброту.

- О чем ты говоришь – о благодарности за «нормальность»? Прости, но при всем желании мне было бы трудно приказывать тебе всякую ерунду или извлекать выгоду из твоего несчастья. Поверь, смотреть на чужие страдания так же трудно, как и страдать самому.

- В твоем характере есть редкие качества, Меган, хотя ты сама, возможно, не осознаешь этого.

Ой, вот только не нужно… Все мои редкие качества с лихвой компенсируются отсутствием некоторых моральных устоев. Нормальный человек не опустился бы до взламывания замков.

Я покрутила в руках стеклянную стопку, посмотрела на Дэлла и улыбнулась.

- Все равно тебе не повезло, приятель, мне ничего не нужно. А о твоей компании по вечерам я уже попросила.

- Как насчет денег?

- У меня они есть, спасибо.

- Их не бывает достаточно.

- Поверь, бывает.

- Неужели работа секретарши настолько прибыльна?

- Насколько? Ты видел, как я живу.

- Именно поэтому тебе бы не помешала некоторая сумма в подарок.

- Не помешала бы, да. Но от тебя я ее не приму.

- А что ты примешь от меня?

Какой опасный вопрос.

Наши глаза встретились, и на долгие несколько секунд я позволила себе потеряться в глазах красивого мужчины. Шикарного мужчины, от которого мой рассудок мутился.

Тебя бы я приняла целиком. Телом и душой.

- Боюсь, что этого ты мне дать не сможешь.

- Сначала озвучь.

Настойчивый ты, парень. И слишком близко. А я пьяна.

- Зачем ты ходишь по тонкой грани? Это твой характер? Рисковое это занятие, знаешь ли.

- Меган.

Мое имя в его устах прозвучало непривычно мягко, вопросительно и укоризненно одновременно. В моем сердце что-то дрогнуло. Маленькая Меган тут же понеслась к двери, чтобы впустить дорогого гостя.

Ох, не делала бы ты этого, лапушка…

Какое-то время я смотрела на Дэлла: в его притягивающие магнитом глаза, затем позволила взгляду соскользнуть на губы. Такие бы смяли, вынули бы остатки благоразумия за секунду, разожгли бы внутри столько огня, что гореть и гореть. Пока не сгоришь...

- Ничего мне не нужно, Дэлл.

- Скажи мне. Пожалуйста.

- Даже не думай брать меня на абордаж этим словом! Нет-нет! Второй раз у тебя не выйдет! А то одно «пожалуйста», и я оплываю, как свечка. Нет уж!

- Я хотел бы услышать.

- Нет.

- Попроси все, о чем хочешь.

- Не буду.

- Любое желание.

Я решительно поджала губы и помотала головой.

- А я уже сам решу, смогу ли я тебе это дать.

- Шантажист. Зачем ты это делаешь - провоцируешь меня?

- Ты лишаешь меня возможности уйти отблагодарив.

Уйти. Это слово отозвалось в душе болью.

Да, конечно, меня заносит… Уйти. Все верно. Почему я позволила себе на секунду забыть.

Я положила локоть на стойку и потерла лоб.

- У тебя наверняка многое просили, Дэлл. Так ведь? Что они просили – денег, исполнения прихотей, твоего времени, близости?

Его лицо моментально застыло, а взгляд сделался ровным, как зеркало – ни слова не прочесть. Я увидела, как дрожащие пальцы достали из пачки еще одну сигарету. Вспыхнуло пламя зажигалки, отразилось в серо-голубых глазах.

Плохо. Значит, все еще хуже: вероятно, просили все из вышеперечисленного и в гигантских пропорциях. Черт, а тут еще я…

Какое-то время он курил молча, глядя вдаль, мимо мужчины, читающего газету, в окно. Затем залпом прикончил третью порцию виски и сделал знак бармену налить еще. На секунду – показалось или нет – в его глазах отразилась боль. Наверное все-таки опьянел, раз пропустил на поверхность.

Нужно срочно исправлять ситуацию!

- Видишь, а ты предлагаешь мне озвучить свои желания, – произнесла я тихо. Затем добавила нарочито бодро. – Ну, если уж так хочешь отблагодарить, то покрась мне входную дверь или прикрути почтовый ящик, а то на одном гвозде болтается. Видишь ли, мусор я сама всегда выношу, а ковры благодаря твоему скороспешному визиту я уже вчера выбила. И даже продуктов купила. Так что все, прости, но придется тебе отдохнуть.

Под конец моего монолога губы Дэлла дрогнули в улыбке, а в глазах появилась тень благодарности. За что? За то, что не стала давить? Не дала мысленно задержаться на неприятной теме?

Да без проблем, друг. Сама знаю, как тяжело тонуть в горе в одиночку, так что дай пять.

Когда Мик ушел из жизни, со мной рядом не оказалось того, кто протянул бы руку. Кто сказал бы «Эй, ты знаешь, жизнь продолжается. Он любил тебя, а это главное. Храни о нем светлое, отпусти горечь и обиду, потому что они сожрут тебя и не подавятся, а Мик бы хотел, чтобы ты жила…»

Спасательного круга не было – они погибли все и сразу – друзья и любимый человек. Остался только Чак, да и то потому, что не работал в отряде, а лишь изредка помогал с железками.

Следуя примеру Дэлла, я замахнула очередную стопку валлийской водки целиком.

Дай Бог забыть о плохом хотя бы на сегодняшний вечер.

К черту! Я мысленно встрепенулась и отпихнула прочь темное облако, накрывшее разум. И впервые за вечер встретила взгляд серо-голубых глаз прямо, не скрываясь и не смущаясь.

- Ты все еще хочешь честного ответа?

- Да.

- Тогда подари мне частичку тепла и помоги наполнить то время, что у нас есть, яркими впечатлениями. Чтобы было, что помнить. Это все, о чем я прошу. Сможешь?

Дэлл помолчал, затем медленно кивнул.

- Я сделаю все, что в моих силах.

Я улыбнулась.

Все. С этим разобрались.

- Сколько у нас еще до кино?

В полумраке сверкнул циферблат дорогих часов.

- Еще час двадцать.

- Боже мой!

- Устала от меня?

Я расхохоталась.

- Точно так же, как от торта, который не имею права попробовать!

Боже, еще одна такая теплая улыбка, и мое сердце не выдержит.

Слова из моего рта вырвались до того, как успели пройти фэйс-контроль мозга.

- Не улыбайся так, а то у меня в голове мутится.

Его улыбка сделалась шире.

- Это водка.

- Хорошо бы.

Наши взгляды снова встретились – слишком глубокие, наполненные тем тайным, что ни один из нас еще не пропустил на поверхность, и чтобы соскользнуть с опасной темы, я спросила:

– Так что, остались у нас друг к другу вопросы?

 

Час спустя.

 

- Знаешь, Кину не был простым отрядом и не состоял из обычных «спасателей», как ты пытаешься это представить. Там работали обученные интересным вещам ребята, и просто человек с улицы им был не нужен. А, следовательно, у тебя есть пара скрытых талантов, в которых ты не признаешься.

- Ты тоже много в чем не признаешься, что же теперь…

- Хорошо, – Дэлл откинулся на высоком табурете и сложил руки на груди. – Я расскажу тебе то, что ты хочешь знать, а взамен ты ответишь на мои вопросы.

- Ты бываешь поразительно настойчив, ты знаешь об этом?

- Знаю.

- Это я обещала выуживать из тебя ответы, а не ты из меня. Неужели мои скрытые таланты тебе настолько интересны, что ты готов поделиться чем-то важным?

- Считай, что да.

- И что же, по-твоему, я хочу знать?

- Ты хочешь знать, к чему именно меня принуждали бывшие владельцы ножа.

О-о-о! Сколько же виски он выпил? Четыре – пять порций? И это безо льда. Пустая бутылка из под ратаны стояла рядом – в ней отражался профиль бармена, протирающего стаканы, и вытянутое окно за его спиной. Светлое на темном пятно. Пол потерял твердость некоторое время назад, мир пританцовывал вокруг, бар напоминал палубу фрегата, спешащего по волнам. Пока еще, слава Богу, не штормовым.

Внутри меня царила странная комбинация: расслабленность, веселость и капелька злости, которая появлялась всякий раз, стоило кому-то попытаться вытянуть из меня больше информации, чем я желала добровольно озвучить. Но следовало признать, что тип, сидящий напротив, действовал весьма умело и сделку предлагал любопытную.

Я усмехнулась.

Ладно, давай поиграем. Только ты еще не натыкался на стальную составляющую моего характера, парень. 

- Так я и поверила, что ты расскажешь.

- Не упускай редкий шанс, Меган. Обычно я менее разговорчив.

- Я заметила. Ну, что ж, хорошо! – я положила ладони на барную стойку и прищурилась. – К чему тебя чаще всего принуждали бывшие владельцы ножа?

- Дать денег.

- И много просили?

- Иногда все, что у меня было.

- Тебе приходилось что-то продавать: дом, машину, вещи?

- Да. И еще занимать.

Боже мой…

- Тебя принуждали убивать?

Ведь не ответишь же… зря затеял эту игру.

- Да.

Ох…

Я мигнула и впилась взглядом в его спокойное лицо.

- Это сложно – убивать?

- Убивать не сложно. Сложно причинять боль тому, кому ты не хочешь ее причинять.

- А тебя заставляли кого-то пытать?

- К сожалению.

Дэлл неторопливо достал из пачки новую сигарету, прикурил, выпустил струйку дыма и вопросительно посмотрел на меня.

- Это все?

Я почувствовала, как мои ладони вспотели.

Боже, мы ведь не на самом деле об этом говорим? Мне просто мерещится. Из-за водки.

- А над тобой самим издевались?

- Достаточно извращенно.

- Принуждали к физической близости?

Он холодно улыбнулся.

- Да, Меган.

Внутри меня что-то опустилось.

Господи, только не это! Зачем же ты отвечаешь на эти вопросы? Не иначе, как с какой-то целью, но с какой? Показать, насколько ты не пригоден для нормальных отношений? Сломан? Чтобы, не дай Бог, не остаться, заранее оправдать свой уход? Если так, то очень умно, почти милосердно. Сочувствующая девушка быстро отпустит, еще и счастливого пути пожелает.

Вот только я, похоже, выпила слишком много водки, чтобы испытывать должное сочувствие. Вместо этого, словно скаковой конь, готовый при звуке пистолетного выстрела сорваться вперед, во мне заржал азарт.

А друг-то, оказывается, хитер. И отменный психолог. Если я сейчас выдам стандартную реакцию, то он победил. Все эти две недели я буду бояться коснуться его руки, лишь бы не потревожить «искореженную» психику.

Ну, уж нет. Играть, так играть!

Я с заговорщицким видом посмотрела на сидящую рядом «жертву» в виде здорового красивого мужчины.

- А знаешь, это даже хорошо, что тебя принуждали к сексу против воли.

О-о-о! Сумела тебя удивить все-таки! Каким недобрым сделался взгляд, просто прелесть - три секунды, и обледенеешь.

- Это еще почему? – процедил он сквозь зубы.

- Да потому, что я могу сделать вот так… - я приподнялась на стуле и перегнулась через стойку. Теперь мое лицо находилось лишь в сантиметре от его. Непозволительно близко, - … приблизить свои губы к твоим, вдохнуть твой запах…

Я медленно втянула воздух, пьянея от аромата его кожи. Боже, какие губы, и как близко…

Что я делаю?

- …и ты ничего не сделаешь, чтобы сократить эту дистанцию, – прошептала я, почти касаясь его щеки. - Не качнешься вперед, не позволишь себе почувствовать, какая я на вкус. Видишь, с тобой я в полной безопасности.

Теперь в его глазах тлел огонек. Холодный и жаркий, мстительный и опасный. Дэлл не качнулся назад, не отодвинул лицо. О, да! Он принял правила игры. Мое сердце стучало, как бешеное.

- Зря ты это делаешь.

Я подалась назад и рассмеялась. Отставила бутылку в сторону и оперлась перед ним на локтях, все еще вторгаясь в его личное пространство. С вызовом, почти нагло посмотрела в серо-голубые глаза.

- О нет, милый. Я могу делать все, что захочу, и не бояться, что ты распустишь руки. Ты никогда не будешь настаивать на близости, я могу спать с тобой в одной постели, завернувшись в тебя, как в одеяло, и не думать о том, что твои пальцы случайно могут расстегнуть ширинку на моих джинсах. Разве не здорово? Абсолютное спокойствие и защищенность. Ты – просто мечта любой девушки!

Он улыбался.

Улыбался так, что моя кожа покрылась мурашками, а внутренности свернулись в узел. Мы смотрели друг на друга, словно хищники, пытающиеся распознать уровень опасности друг друга. С одной лишь разницей: он был настоящим – жестоким и беспощадным, а я плюшевой собачкой с картонными зубами.

- Видел бы ты свои глаза, Дэлл, - я усмехнулась и отодвинулась на прежнее место. Не спрашивая разрешения, вытащила из его пачки сигарету и прикурила ее дрожащими пальцами. С наслаждением затянулась, чувствуя, как пляшут нервы. – Ах да, я ведь говорила тебе, что иногда курю. Поверь, сейчас тот самый момент, когда мне не помешает. Так вот, в следующий раз, когда тебе покажется, что ты весь такой поломанный-переломанный, я поднесу к твоему лицу зеркало, чтобы ты сам все увидел. Ничто тебя не убило, поверь мне. Поэтому прости, я не буду тебя жалеть.

От того, как он продолжал на меня смотреть, меня бросало то в жар, то в холод.

М-м-м… Какой вкусный никотин. Не пора ли мне сбежать куда подальше? В туалет? Чтобы дать ему остыть.

- Ты играешь в опасные игры, Меган.

- Всегда.

- И ты умнее, чем кажешься.

- Сомнительный комплимент.

Он медленно втянул воздух – широкая грудь приподнялась – и так же медленно выдохнул.

Ура! Первый раунд за мной!

Дэлл отпил виски, едва заметно покачал головой и посмотрел на меня.

- Что ж, пришла моя очередь…

- Прижать меня к стене? Валяй.

Какой огонь в глазах… какой огонь!

- Не провоцируй меня, Меган, – он мягко улыбнулся.

- Почему нет? Ты пока владеешь ножом только теоретически, а я практически. Мне ведь нечего бояться, правда, друг мой? (Он меня точно линчует. Надо ж было столько выпить…) Я могу разгуливать перед тобой голышом, и ты…

Дэлл качнулся вперед, поднял руку и медленно приложил к моим губам палец, заставляя умолкнуть, мол, «тс-с-с, девочка, я понял. Ты свое уже на сегодня уже сказала».

Я закрыла глаза и перестала дышать. Как властно, как чувственно, как сексуально. Теплый палец на моих губах – молчаливый приказ подчиниться.

Кто из нас раб? И выигран ли первый раунд?

- Теперь мы поговорим о тебе, – убедившись, что мой словесный поток прерван, Дэлл отнял руку. Я дрожащими руками затушила сигарету в керамической пепельнице. – Так какими скрытыми талантами ты обладаешь, помимо умения дразнить?

Я облизнула губы и взглянула в глаза, которые за последний час вытянули из меня остатки благоразумия и превратили тело в кусок вибрирующего желе.

Знал бы ты, насколько притягателен. Зверь, красивый, мощный зверь в человеческом обличье.

- Ладно, это справедливо… раз уж я обещала. В Кину я работала с замками, помогала вскрывать их при необходимости.

Брови Дэлла поползли вверх.

- Ты Локер?

В этот момент я грешным делом подумала «а не заказать ли еще водки?»

- Да, я профессиональный Локер. Удивлен?

- Да.

Он помолчал.

- Так вот почему у тебя короткие ногти и часто повреждены пальцы.

- Просто в прошлый раз пилочка для ногтей плохая попалась.

- Ты занимаешься этим и сейчас?

- Не твое дело.

Взгляд напротив сделался серьезным, губы неодобрительно поджались.

Да, вот такая я. Совсем неидеальная – раз в месяц курю, шляюсь по барам не пойми с кем и вскрываю замки.

Осуждение в его глазах царапнуло по больному месту. Какое-то время мы смотрели друг на друга молча.

Раздражение, что взметнулось во мне, перемешалось с обидой.

- Не тебе меня судить.

Нам с тобой вместе не жить, поэтому нечего меня упрекать – хотела добавить, но не добавила. Какой смысл? А вот подстраховать бы себя не мешало, благо, возможность для этого была.

- О том, что ты сегодня от меня узнаешь, ты не расскажешь никому. Ни друзьям, ни приятелям, ни Комиссии под пытками. Как владелец ножа я приказываю тебе это.

Думала, он разозлится или вновь натянет на лицо непроницаемую маску, но Дэлл не сделал ни того, ни другого. Вместо этого он одобрительно улыбнулся.

- Ты умная девочка. И ты права – не мне тебя судить.

Возникшая секунду назад ледяная стена тут же ссыпалась на землю сверкающими осколками.

Хорошо. Пусть не любит, но пусть и нравоучений не читает.

- Еще таланты?

Я протянула руку и отпила из его стакана виски. Затем вдруг поймала себя на мысли, что этот жест выглядит очень интимным, и тут же вернула стакан на место.

К черту! Гулять, так гулять! Буду пить сколько хочу и говорить правду, все равно он меня не выдаст. Бармен далеко, посетители заняты своими разговорами.

- Да, еще я умею работать со взрывчаткой, – добавила гордо и удивилась, когда в серо-голубых глазах вдруг промелькнула насмешка.

- Да что ты?

- Зря ты мне не веришь.

- Петарды делаешь? Или фейерверки на новый год?

Я холодно прищурилась.

- Подкалываешь? А ведь я могу пустить твою красивую машину на воздух. Умею делать бомбы, срабатывающие при заведении мотора или по таймеру.

- Ух, ты! Научишь?

Он откровенно издевался.

- Если будешь хорошим мальчиком, то, может, и научу.

- Да все отдам за то, чтобы посмотреть.

Дэлл сложил руки на груди, глаза его смеялись.

И чего он надо мной насмехается?

Я надулась.

- Кто бы смеялся! Знаешь, когда бабахает, люди уже не смеются. А ты сам-то что умеешь?

- Будем считать, что я просто плохой мальчик.

- Который работает на Комиссию.

- Да.

- Служит в отряде специального назначения – ты сам говорил.

- Видишь, ты умница.

- У вас ведь тоже должно быть распределении ролей, как в Кину. Какая у тебя специализация?

Дэлл загадочно улыбнулся и пригубил виски. Его ответ прозвучал мягко, почти по-доброму:

- Я профессиональный подрывник.

Какое-то время я не решалась пошевелиться: застыла, как истукан с глупым выражением лица. А потом неожиданно расхохоталась. Над собой. Над собственной бравадой и глупостью. Боже, кого я пыталась впечатлить! Профессионального подрывника, скорее всего, лучшего на Уровнях. Конечно, именно поэтому у него телефонный номер со странным кодом, и живет он не на тринадцатом, а в Солар попадает по межуровневому допуску. Я смеялась так долго, что по щекам едва не покатились слезы. А когда сумела немного успокоиться, то тут же вновь попыталась притворно надуться:

- Ни в жизнь тебе не покажу свои петарды!

- Куда ты денешься.

Теперь он смотрел на меня с добродушной иронией, как большой кот на котенка, пытающегося стоять на собственных лапах: шаг – и вот они разъехались в сторону, еще шаг – получилось. Молодец, кроха!

- Ну, нет! Не буду я перед тобой позориться.

В его глазах плескалось знание о том, что однажды я соглашусь. Конечно, скажу «да» и с упоением буду набиваться в ученики, чтобы выпытывать профессиональные секреты.

Мое лицо – открытая книга? Он читает по нему наперед?

Я вновь упрекнула себя за недавнее бахвальство и покачала головой.

Знал бы прикуп, жил бы…

 А вечер все-таки хороший: настроение супер, собеседник что надо, правильная доза алкоголя в крови – достаточная для веселья, но не для перебора. Но куда больше водки пьянило странное ощущение близости, длящееся весь последний час: будто кто-то вдруг протянул мягкую лапу и сказал: «держи, друг. Все будет хорошо».

И эта игра - тонкая, красивая, чувственная, которая только началась.

Пусть всего две недели, но зато какие! О да, однажды я спровоцирую его на большее. На гораздо большее. Но не сейчас, сейчас кино.

- Кино? – повторила я вслух.

- Да. Пора.

 

*****

 

Я обещала себе сжимать зубы, храбриться и молчать, но все равно визжала каждый раз, когда зубастая чешуйчатая тварь кидалась к моему креслу, чтобы сожрать притаившегося за ним солдата. Да, фантома, созданного лучами проекторов героя, но такого живого, такого настоящего. Иногда, стоило гранате разорваться слишком близко, мягкое сиденье проваливалось в пустоту и уходило в свободный полет, и тогда я снова визжала, цеплялась за теплое плечо сидящего рядом Дэлла,  утыкала нос в пахнущую кожей куртку и жмурилась.

Кто же знал, что фильм «Соритеус» - смесь боевика и ужасов, действие которого происходило в фантастическом мире, окажется таким страшным. Рвущиеся снаряды, крики, даже запах из покрытого слизью зоба – все это ощущалось слишком реалистично, на грани безумия. Если бы не присутствие в соседнем кресле Дэлла, я бы на всех парах рванула к выходу. Если бы отыскала его, конечно…

Вот уже час как я вернулась домой и теперь сидела в темной комнате на кровати. Время от времени я прижималась лбом к холодной стене и приговаривала: «кто же знал, кто же знал…»

Действительно.

Кто же знал, что этим вечером я настолько напьюсь, что почти перестану контролировать себя. Кто же знал, что фильм окажется настолько ужасным, что почти полтора часа я провишу у чужого человека на шее.

Я, должно быть, облапала его всего.

Кто же знал, что плечо Дэлла окажется таким крепким, горячим и надежным, что его не захочется отпускать? И что через какое-то время я перестану замечать мечущихся вокруг монстров и слышать разговоры и выстрелы, полностью сосредоточившись на тактильных ощущениях? И запахе. Запахе его одеколона и его кожи.

Моя стабильность превратилась в сель, сползающий с горы, и мои ноги, скользя по рвущимся вниз камешкам, съезжали в пропасть вместе с ним.

Ни сидеть, ни стоять, ни лежать – эмоции душили, хотелось снова увидеть того, кто уехал час назад. Общаться, дышать, слушать или молчать. Просто быть вместе.

Плохо дело.

Я очередной раз стукнула лбом об стену и затихла.

Что же будет дальше?

 

*****

 

- Друг, по-моему, ты пьян.

- По-моему, тоже.

- Все так плохо или терпимо?

Дэлл помолчал.

- Все хорошо.

- Хорошо? – Мак на секунду оторопел. – Давненько я не слышал от тебя этого ответа.

- Я знаю.

Он замер у окна и улыбнулся, вспомнив недоверчивый и удивленный взгляд друга.

Нордейл спал. Перемигивались на черном небе звезды, вторили им зажженными окнами небоскребы вдалеке. Спокойствие души мирно вплеталось в тишину ночи.

Этим вечером, стоя на собственной кухне, Дэлл думал о том, что этот странный вечер принес много открытий.

Первое – способность смеяться еще не отжила свое.

Второе – вечер в компании владельца ножа не всегда пытка.

Третье – перенести прикосновение чужих пальцев оказалось проще, чем он предполагал. Ни отвращения, ни неприязни. Шаг вперед.

Четвертое – он перепил. А это означало, он расслабился. Расслабился, как делал это только с теми, от кого не ждал подвоха. С друзьями.

Какой непредсказуемой порой бывает жизнь.

Внутри качнулось любопытство и недоверие к собственным ощущениям, потому что Дэлл вдруг поймал себя на совершенно неожиданной мысли: он ждал наступления завтра.

 

Глава 6.

 

- Нет, не так! Твоя задача подобрать комбинацию из этих магнитов так, чтобы они оттолкнули магниты в замке. Это – универсальная карта-отмычка. Меняй положение рычажков, только делай осторожно и быстро, пока электронный индикатор не засветится зеленым. У тебя шестьдесят секунд.

Пальцы с грязными ногтями пододвинули ко мне пластиковый прямоугольник.

Застарелый табачный дым настолько глубоко въелся в сероватые обои, что выветрить смрад не помогало даже распахнутое настежь окно, через которое в комнату вливался солнечный свет и шум машин. Приветливо шелестела листва.

Чак привычным движением пригладил кустистую бороду, прикурил одну из самокруток, прищурился от попавшего в глаза едкого дыма и отошел к дальнему столу, заваленному железками. Принялся методично стачивать край одной из них напильником.

Обычная будка, потерявшаяся за деревьями в неприметном дворе, обычный замочный мастер – неприглядный мужчина среднего возраста в грязной майке и одетым поверх нее фартуком. Длинные волосы стянуты тесьмой, лоб наморщен, неулыбчивые губы спрятались в усах.

Мало кто знал, что Чак Нортон был одним из лучших специалистов взломщиков, ушедшим от дел несколько лет назад. Он не брал подмастерьев, советы давал редко, а меня продолжал учить лишь по старой дружбе с Кину. Денег за это не брал, но иногда принимал в качестве подарка бутылку арканского бурбона – невысокую плату за бесценные знания.

Рукав футболки ходил ходуном от методичных движений. Я оторвала от него взгляд и посмотрела на карту. Пора приниматься. Я должна научиться открывать этот замок и делать это быстро.

 

 Два часа спустя.

 

Магниты, казалось, играли со мной. Загадывали загадки и терпеливо ждали ответа. Сможешь отыскать? Сможешь раскрыть код? О да, один подобран. А второй? А третий? А еще четыре?

- Готово! – в очередной раз произнесла я, глядя на светящийся индикатор.

- Сколько?

- Минута сорок.

- Долго, - Чак тут же положил передо мной пластину с новой комбинацией. – Должно быть меньше минуты.

- Их трудно почувствовать.

- Один раз обосрешься – загремишь в Комиссию. Это не трудно.

Это было в его духе: ответить беспардонно, без сантиментов и совершенно точно. Для стоящего передо мной человека мир не делился на мужчин и женщин, он делился на тех, кто мог сделать свою работу вовремя, и тех, кто не мог.

Чак вытер покрытые металлической пылью руки о фартук и кивком головы указал на пластину.

- Давай, поехали! Пять раз сегодня откроешь меньше, чем за шестьдесят секунд и свободна.

Я обвела заваленную хламом комнату тоскливым взглядом и принялась за работу. Один тумблер вверх, один вправо и вниз, другой в сторону до конца – лампочка-индикатор ожила, но тускло. А если сместить по диагонали?

Пальцы работали автоматически, мысли текли сами по себе. Тони отпустил с работы после обеда: он всегда отпускал, когда дело касалось замковой практики. Платил за эти часы исправно, довольно улыбался, знал, что время потрачено не зря. Инвестиция в будущую прибыль.

Во сколько позвонит Дэлл? Или сегодня моя очередь? До шести вечера еще три часа, успею ли пять раз разгадать комбинацию вовремя? Ведь Чак – мужчина вредный - увидит, что работаю спустя рукава, в следующий раз на порог не пустит.

Шелест листвы, осторожные, аккуратные движения пальцев в попытке нащупать правильную комбинацию, скрытую платиной, плывущий под потолком полупрозрачный дым от самокрутки.

Когда в кармане завибрировал телефон, я победила в шахматах против пластины четыре раза. Из восемнадцати успешных попыток, только четыре из них уложились в отведенное время. Последние две за пятьдесят три секунды – Чак довольно чмокал губами.

- Во сколько сегодня подъехать?

- Через полтора часа, хорошо?

- Буду.

Взламывая магнитную комбинацию в очередной раз, я почти мурлыкала от удовольствия. Успею, я все успею: и смыть табачную вонь, и привести себя в порядок. А потом целый вечер вдвоем наедине с тем, кто смыл из моей жизни привычную серость и вернул в нее краски.

Как удалось ему, незнакомому человеку, помочь мне обрести саму себя, себя прежнюю: веселую, целеустремленную, способную смеяться, желающую дышать полной грудью? Благодаря нему я снова слышала, чувствовала, впитывала, жила.

Через полчаса лампочка на электронном ключе триумфально зажглась зеленым, когда таймер отсчитал сорок шесть секунд.

- Все, Чак! Пятый раз вовремя!

- Тьфу, дура! Чего орешь-то так? Я почти оглох…

Ворчи-ворчи, старина Чак, вот тебе бутылка с любимым напитком, вот тебе частичка тепла и благодарности, а я побежала, мне пора - нужно успеть пожить, пока можно. Пока не истекли мои две недели.

Я быстро покидала вещи в сумку, торопливо попрощалась, толкнула скрипучую дверь и вырвалась на свежий воздух.

 

*****

 

Два дня спустя. Суббота.

- Я присоединюсь к тебе позже - отвечу на звонок, хорошо? – дождавшись моего кивка, Дэлл положил на капот неофара тонкий планшет, включил его и принялся диктовать в трубку какие-то данные. – Нет, D3F не понадобится. Используйте что-то простое…

Ощущая необычайную легкость, я сбросила с ног туфли у машины и понеслась к воде, туда, где ворчало море, рассказывая о чем-то древнем. Добежала до линии прибоя, постояла, чувствуя, как холодная вода облизывает ступни, раскинула руки в сторону и рванула вдоль берега. Джинсы тут же вымокли от брызг, соленый ветер взъерошил волосы, кардиган за спиной надулся, словно парус.

Свобода. Непонятная пьянящая свобода, радость бытия и блики закатного солнца на пенных гребнях. Я бежала до тех пор, пока Неофар за спиной не сделался маленьким, почти игрушечным, пока ступни не заледенели, пока голова не зазвенела от переполнившего беспричинного счастья. Затем остановилась, выбралась на теплый песок и неторопливо, разглядывая половинки ракушек, побрела обратно.

Море. Как давно я не была на море.

Подрагивали на ветру листья коричневых водорослей, веселились на волнах солнечные зайчики, шелестели пушистые клочки пробившейся сквозь песок травы. Тишина, свобода, необъятный простор и вечность, застывшая без времени. Здесь жизнь ощущалась как-то иначе.

А может, она ощущалась иначе не здесь, а везде? Последние два вечера слились в одну цветную киноленту, воспроизводящую кадры из жизни счастливого человека. Слайды – ворох разноцветных шуршащих фантиков. Бесценная коллекция воспоминаний.

А все потому, что он – Дэлл.

Вот Неофар несется по ночному шоссе, взрезая тьму яркими лучами фар-прожекторов, кусты на обочинах слились в бурую полосу, и я снова визжу – на этот раз от радости, от восторга, от гулко бьющегося сердца.

- Еще быстрее?

- Да!

- Ты уверена?

- Да, покажи мне максимум!

- Что ж, ты сама попросила…

И мир летит навстречу, словно тоннель машины времени – рвущаяся вперед бесконечность. Все несется мимо, свистит, тонет позади, и незыблемо лишь полотно бесконечной бетонной дороги, ведущей из ниоткуда и в никуда, и лежащие на руле спокойные, уверенные мужские пальцы. Дрожит сиденье, дрожат нервы, и бьется наружу ликование и адреналин, переходящий в веселый визг, стоит ступне водителя сильнее надавить на педаль газа…

А вот удивленный Дэлл, в руках которого огромный пук розовой сахарной ваты.

- И что прикажешь с этим делать?

- А то ты не знаешь!

Он смотрит, а в глазах смешинки: «сумасшедшая. Сумасшедшая чертовка…». Вокруг ревут карусели, кружит толпа, мигают сотни разноцветных лампочек, и слышатся хлопки, щелчки, радостный гомон. Пахнет пряниками, жареными орехами и весельем.

- Я хочу мягкое солнышко!

- Что?

- Вон то, что под потолком…

На вечерней ярмарке у павильона с желтыми игрушками толпа – сгибаются приклады пневматических винтовок, пальцы кассира жадно сгребают с прилавка мятые деньги и отсчитывают патроны.

- Тебе самое большое?

- Мне любое.

Мое дыхание замирает.

Дэлл почти не целится. Сахарная вата щекочет щеку, пуков на палочке стало два – мой и его, а мишени валятся одна за другой, словно держащие их металлические ножки вдруг сделались бумажными. Выстрел, выстрел, выстрел – народ одобрительно ликует, рябой кассир недовольно морщится. Средний ряд подбит, две верхних – готово! Еще секунда, и три нижних диска покорно склонили головы. А потом я улыбаюсь, сжимая в руках большое, словно круглая подушка, мягкое солнце с вышитым на нем довольным лицом.

А он еще морщился, не хотел в темный тоннель на вагонетках, но одно капризное «хочу», и тесная кабинка летит вниз под водопадом, подсвеченным красными и синими прожекторами. Ух, какая скорость и глубина! Ах, как вдавливает спинку на скоростном подъеме!

И нас двое.

Он бы ни за что не признал, что ему нравится суматоха этого вечера, но я видела это по его сверкающим глазам, по притаившейся на губах скрытной улыбке, по тому, как он наблюдал за визжащими на Веселом Роджере людьми, устремляющихся по вертикальному шесту в небо, к звездам…

А теперь вот море.

Как странно, в какой-то момент мне и Дэллу стало комфортно вдвоем, как добрым друзьям, и ни один из нас не спешил нарушить хрупкое равновесие наладившегося общения. Я не давила, не лезла в душу, не нарушала личного пространства, любовалась им вблизи, но все же издалека. Дэлл же оставался спокойным, доброжелательным, почти податливым, но шагов навстречу не делал. Пусть так. Мне хватало лишь его присутствия рядом, чтобы мир распадался на сотни светящихся звездочек, из которых состоит мечта.

Забылось утро, вновь проведенное в конторе Чака над магнитами, забылся Тони, потирающий ладони в предвкушении нового куша, отдалились мысли о предстоящем завтра взломе. Шестой день с Дэллом. Шестой день беззаботной, ставшей неестественно яркой жизни.

Море слизывало с берега песчинки, манило их за собой в глубину, ласкало мелкие скругленные камушки. Ни домов, ни людей, лишь суровая красота природы, застывшей в раздумьях.

Он не заметил, как я вернулась; звук шагов тонул в теплых сухих барханчиках. Ветер донес обрывки слов и фраз - Дэлл все еще говорил по телефону.

- Нет, я не могу сам, Мак. Да, в Соларе… да, я знаю, где этот склад, но не могу уйти.

Я тихо приблизилась, глядя на то, как ветер треплет короткие платиновые волосы на его затылке и осторожно постучала по плечу.

- Можешь, – тихо сказала я.

- Я перезвоню.

Коротко пикнул телефон. Дэлл не выказал раздражения на то, что я подкралась незаметно и подслушала часть беседы.

- Это ведь по работе, да? Задание.

Он наклонил голову, но не ответил. В лучах заката кожа на его щеках отливала бронзой.

- Просто возьми меня с собой. Я посижу в машине, тихо. Мешать не буду.

Интенсивная работа шестеренок в его голове, казалось, слышалась сквозь завывания ветра. Наверное, важное задание, и, наверное, ему хотелось помочь коллегам. Стоило бы просто сказать «иди», дать полную свободу, но так не хотелось лишать себя драгоценных крох – моментов, проведенных вместе. Шестой день. Осталось не так много.

Он размышлял еще несколько секунд, затем сдержанно кивнул.

- Только не чини неприятностей.

- Не буду.

Телефон в его руке вновь ожил. Как вовремя.

- Да, Мак. Хорошо, я еду.

Я отряхнула туфли, очистила ноги от налипшего, местами влажного песка и юркнула в салон.

- Пристегнись, – отрезал Дэлл. – Поедем быстро.

- Круто!

В отличие от него – серьезного, собранного, приготовившегося к работе и внимательного, я открыто лучилась довольством и едва не напевала под нос. Только бы скрыть тот факт, что сосредоточенный Дэлл вызывал во мне волну иррационального физического возбуждения, граничащую с экстазом. Сколько силы, мощи, сдерживаемой в железных тисках энергии. Вот бы сейчас мягко коснуться его виска губами, положить руку на колено, обнять за шею…

Когда машина резко вывернула на дорогу, вильнула и набрала скорость, приток крови усилился к неположенному месту, и пришлось сжать бедра; на моем лице застыло безмятежное выражение.

 

*****

 

Мужские голоса позади автомобиля звучали отрывисто и глухо; хлопнул багажник. Они прошли мимо Неофара – Дэлл, несущий в руках тяжелый темный кейс, и двое других, вооруженные автоматами. Одного из них я узнала – того, что присутствовал при подписании договора, и после забрал его с собой, а вот второго – высокого, с длинными черными волосами, в плаще, доходящем ему до икр, видела впервые.

Они остановились у кромки капота – знакомый брюнет с короткой стрижкой развернул сложенную вчетверо карту, показал что-то Дэллу, пояснил, кивнул, – слов я не разобрала, а через секунду наткнулась на пристальный взгляд третьего в плаще и вздрогнула. Холодные цепкие глаза моментально вывернули наизнанку, и невидимая ледяная рука коснулась подбородка, приподняла его, мол, смотри на меня. Волосы на затылке моментально встали дыбом.

Да что же это за друзья такие? Отряд… отряд специального назначения.

- Что, что тебе нужно?

Длинноволосый, напоминающий демона, прищурился. Прошелся невидимым сканером через душу и потерял интерес. Или прикинулся. Демонстративно отвернулся, посмотрел в другую сторону.

Совещание закончилось – группа направилась к бетонному забору, огибающему не то заброшенный завод, не то склад, и скрылась за углом.

Стало тихо.

Пустынную дорогу, тянущуюся в обе стороны от строения, заливал желтоватый свет овальных ламп, прикрепленных за скрученным жгутом их колючей проволоки. Почти стемнело; сгустилась синева и тени.

«Сиди здесь», - таким был короткий приказ, и я не собиралась ослушиваться. Не бежать же, в самом деле, за ними? И не прогуляешься по незнакомому пустырю, раскинувшемуся на одной из окраин Солара – страшно.

Что в том кейсе? Неужели Дэлл возит взрывчатку с собой?

Не уверенная, что хочу это знать, я полубоком легла на спинку кресла, подтянула к себе босые, просохшие к этому моменту ноги и приготовилась ждать. Взгляд заскользил по притихшей приборной панели с уснувшими лампочками.

Рука сама собой потянулась к рулевому колесу - обтягивающая его кожа оказалась тугой и гладкой на ощупь. Пальцы осторожно коснулись блестящего символа в центре, затем погладили мягкую ткань пустующего рядом кресла – вот здесь он сидит, здесь его спина касается обшивки, а кожаная куртка трется о темно-серый мелкоузорчатый твид.

Тишина в салоне застыла. И, потеряв ощущение времени, я застыла вместе с ней.

 

*****

 

Весь следующий день Дэлл промаялся в безделье.

Воскресенье. Привычный к постоянным нагрузкам, он с утра погромыхал железками в спортзале, оборудованном на нижнем этаже дома, вымотал тело, но не беснующийся в поисках интересной задачи разум, перекусил тостами и соком, вывел Неофар на полупустые улицы и два часа ездил по дорогам. Любовался осенним деньком, бегающими за колесами впереди идущих машин сухими желтыми листьями и солнцем, отражающимся в витринах. Заехал к Маку, посидел, обменялся последними новостями, отшутился по поводу довольного внешнего вида и его взаимосвязи с налаживающейся личной жизнью, после чего поехал домой.

После обеда почитал, пощелкал пультом от телевизора – каналы расслабленно ворчали голосами актеров сериалов, звонко мурлыкали рекламой и исходили музыкальными ритмами различных направлений, под которые крутились на экране загорелые подтянутые тела. Дэлл без сожаления отключил звук, отложил пульт и посмотрел в окно.

Телефон молчал.

Странно. Ему казалось, что сегодня Меган позвонит ни свет ни заря – все-таки выходной – отличный день, отличная погода. Почему молчит телефон? Позвонить самому? Неужели он сам не заметил, как начал наслаждаться временем, проведенным с этой суматошной девчонкой - то тихой и закрытой, то взрывающейся идеями и потрескивающей теплом, как жареный попкорн? Нет, наверное, все дело в данном обещании раскрасить ее жизнь яркими впечатлениями. Ведь обещал? Обещал. День за окном теплый и ясный, вот рука и тянется к телефонной трубке…

К шести часам вечера Дэлл начал незаметно волноваться. Без аппетита проглотил сооруженный на скорую руку ранний ужин, почитал сводки из Комиссии за последний месяц по правонарушениям в Нордейле, отложил бумаги и решительно достал из нагрудного кармана потерявший голос телефон. Пора звонить, ситуация выглядела странно: не стала бы Меган упускать возможности скоротать вечерок в его компании, даже если днем у нее нашлись дела. Он знал это интуитивно – не стала бы. Но не успел вызвать из списка нужное имя, как мобильник ожил: раздраженно повибрировал в пальцах и затих. Пришло текстовое сообщение.

«Не пиши и не звони пока. Я сама».

Дэлл долго ковырял взглядом буквы на экране, силясь расшифровать скрытое между строк послание. Почему не звони? Что такого важного нарушит раздавшийся звонок или сигнал от одной-единственной смски?

Волнение усилилось.

Да, она ему никто, она – случайность, удачное стечение фактов, которое позволит вернуть нож через неделю. Недоразумение с большими глазами, живущее на забытой богом окраине тринадцатого.

И все же…

У людей складываются установившиеся стереотипы поведения, которые после непродолжительного общения можно предугадать. Редко кто способен провести красную линию на холсте, где остальной рисунок выполнен в желтых и зеленых тонах. А вот форс-мажорное обстоятельство вполне.

Дэлл какое-то время недовольно смотрел на телефон, его злило внезапно возникшее жгучее желание нарушить просьбу и позвонить. Чтобы не искушать судьбу, он отбросил трубку на мягкое сиденье соседнего кресла, закинул ноги на столик и яростно зашуршал отчетами Комиссии.

 

*****

 

- Просто побудь со мной, ладно? Просто побудь…

Она дрожала всем телом, прижавшись носом к его шее. Капли бились о ветровое стекло - под вечер снова пошел дождь.

Дэлл сжал зубы, не в силах сдержать прилив злости. Нет, не на то, что она без спроса забралась ему на колени (ее прикосновения он переносил на удивление спокойно), и не на то, что позвонила в десять вечера. Он злился на то, что она снова взялась за старое. Даже в тусклом свете фонарей, проникающем в салон, он сумел разглядеть ее пораненные руки и ссадину над бровью.

Она притихла – дрожала у него на груди и молчала. Провинившаяся шкодница, неуклюжий чертенок, наступивший в дерьмо и теперь протягивающий лапу, мол, оботри… А ведь он чувствовал, вздыбившимся загривком знал, что что-то случилось.

- Ты снова вскрывала чей-то дом, – произнес Дэлл деревянным голосом.

Сила ударившего внутри эмоционального шторма удивила даже его самого. Погода за окном вторила чувствам: ливень принялся обрушивать на капот ледяные волны. Вот тебе и отличный выходной. Черт, ведь знал же…

Меган продолжала молча дрожать – крохотная, притихшая, почти невесомая.

- Что с руками?

- Там были собаки…

- Собаки? А что, если бы там была Комиссия? Первая встреча с ними станет для тебя последней, ты это понимаешь?!

Она опустила голову, уткнулась носом в майку. Сдалась, поникла, признала поражение. Высказывать ей сейчас все равно, что пинать вставшего на колени, закованного в кандалы старика. В салоне повисла тяжелая тишина. За окном сверкнула молния, через несколько секунд темные окна близлежащих домов содрогнулись от раскатистого грома.

- Как ты хочешь, чтобы я на это реагировал?

Да он вообще, по идее, не должен реагировать: смотреть сквозь пальцы, радоваться растворяющимся позади минутам и образу сияющего ножа, скользящему в руки.

- Не ругай меня…

- Что с руками?

- Все хорошо. Хорошо. Наверное… Ты только не уходи.

- Чего ты хочешь, Меган? – процедил Дэлл сквозь зубы. – Чтобы я просто приехал, почитал тебе книжку, сидя у кровати? В твоей каморке хоть стул-то для меня найдется?

Она застыла. Будто одеревенела, даже дрожать перестала.

Дэлл тут же пожалел о брошенных словах. Ему бы, действительно, поспокойней…

Раздался шорох. Меган, стараясь не опираться на окровавленные ладони, осторожно перебралась с его коленей обратно на соседнее сиденье. Коленям стало холодно, а на душе пусто. Не стоило так говорить – каждый зарабатывает, как может. Каждый сам выбирает, как и чем заниматься. И не ему, Дэллу, судить, тем более владелицу ножа. Ему вообще дела быть не должно…

Она схлопнулась, как раковина, как двери вагона, как чугунный заслон сейфовой стенки. И отдалилась. Дэллу показалось, что он остался в машине один.

- Извини, что я позвонила. Не стоило мне…

В голосе ни укора, ни осуждения, лишь обреченное понимание, что ты в этом мире навечно один. Ее рука потянулась к дверной ручке.

- Сиди на месте! – рявкнул Дэлл и зло нажал на кнопку блокировки дверей, уже не пытаясь разобраться в причинах собственной вспыльчивости. Затем так же резко, как вспыхнул, остыл: выпустил пар, успокоился. Положил руки на руль и какое-то время молчал, думал.

Меган сидела тихо, положив руки на колени ладонями вверх, чтобы не тревожить кожу о джинсы. Снаружи выл испещренный струями дождя ветер.

Хорошо, побыть с ней он может, тем более что нужно бы осмотреть раны, но ведь не коротать же ночь в ее квартире? Тесно, нужных медикаментов скорее всего нет. Тогда где – в отеле? Дурь. Друзей на тринадцатом нет, никто не приютит в гостевой спальне, да и не дело это.

Дэлл откинулся на спинку кресла и взглянул на девушку. В голову пришла странная идея: а что, если смотаться домой на четырнадцатый? Через портал гостей возить разрешено, конечно, не всем, а только членам спецотряда и только подозреваемых или виновных, но в ближайшие часы никто не будет разбираться, является ли «гость» виновным. У Комиссии хватает дел, а Дэллу доверяют. Привез – дело твое, главное - не попадись, а утром она уже будет в Соларе.

Он просчитал риски: в худшем случае состоится еще один разговор с Дрейком, но наказания не последует. Шеф – человек строгий, но на такие вещи глаза закрывает.

- Два вопроса, Меган…

Она вздрогнула. В небе снова громыхнуло.

- Первый: ты ешь тосты с сыром? У меня холодильник пустой…

- Что?

Серо-зеленые глаза растеряно мигнули.

- Ешь или нет?

- Ем.

- И второй: я предупреждал тебя, что я плохой парень?

Она смотрела насторожено, пытливо.

- Меня ждут сюрпризы?

- Боюсь, что да.

 

 

 

Полную версию романа можно приобрести на главной странице сайта.