20.07.2019 - Завершена работа над романом-новинкой "Веста". Приятного чтения!

20.03.2019 - С 29 марта в продаже новый роман серии Город - "Дэлл 2: Меган"! Читайте продолжение истории о полюбившихся героях.

14.10.2018 - Уважаемые читатели! Завершена работа над новым романом из серии Город "Рэй". Главный герой - Рэй Хантер, картограф, героиня - Тамарис Олтон. Место действия: Нордейл, Уровень 14. Приятного чтения!

06.12.2016 - Уважаемые читатели! Печатные книги автора можно приобрести в магазинах Лабиринт и Book24, а так же в книжных по месту жительства (для жителей России). Здесь для жителей Украины. Здесь для жителей Бераруси. И здесь для жителей Казахстана.

31.10.2015 - Для тех, кому удобно приобретать книги через Paypal - мой емаил в этой системе veronikamelan@gmail.com После оплаты, пожалуйста, отписывайте на ladymelan@gmail.com. Благодарю!

25.01.2014 - Для тех, кто хотел бы пообщаться с автором в реальном времени, существует группа В Контакте Присоединяйтесь и читайте новые книги!






 

 

 

 

 

 

 

Автор: Вероника Мелан

Из цикла серии романов «Город»

Email: ladymelan@gmail.com

 

 

 

 

Ассасин.

 

 

 

Глава 1.

 

 

Он был невероятно красив.

Красив в этой смертельной схватке, где любой другой уже лежал бы недвижим, истекая стремительно холодеющей кровью. Но не он. Человек, на которого я смотрела, притаившись в тени бетонного угла многоэтажного дома, двигался слишком стремительно, чтобы его противники могли причинить ему хоть малейший вред. Хотя их было семеро против одного, это, казалось, нисколько не смущало высокого мужчину в центре. На его кожаной куртке имелся лишь один тонкий порез от ножа и на этом видимые повреждения заканчивались. Четверо противников лежали на асфальте неподалеку, трое еще дрались. Один, неудачно замахнувшись и предположительно метивший в челюсть, отвел руку назад слишком сильно и даже не успел вернуть ее в исходное положение, когда мощный удар кулаком в лицо свалил его на землю. Раздавшийся при этом хруст ломающегося носа неприятно дополнил без того мрачную картину. Лицо человека, который теперь лежал на асфальте, напоминало кровавую маску, разрисованную художником абстракционистом ярко красными разводами.

Я понимала, что нужно уходить. Даже бежать, пока меня не заметили, но, несмотря на страх, продолжала смотреть смертельный танец маленьких человечков вокруг грозного божества. Слишком захватывающая разворачивалась картина.

Второй из оставшихся на ногах, пробовал незаметно подойти к незнакомцу из-за спины, в надежде, что его товарищ отвлечет на себя внимание, и тогда он сможет завершить схватку зажатым в руке ножом. Но его намерениям не суждено было сбыться. Внимательный ко всему человек в кожаной куртке, резко крутанувшись вокруг себя, выбил нож и тот с громким звяканьем откатился прочь. Притянув нападающего за волосы, мужчина с ужасающей силой ударил противника головой об асфальт.

В этот момент меня снова посетила мысль, что пора уходить. Точнее было пора еще несколько минут назад и, находясь здесь, я все больше рисковала быть замеченной, но ничего не могла с собой поделать. Кто же мог подумать, что, выбрав именно эту дорогу к дому, мне предстоит наткнуться на драку, а точнее на убийство семерых человек. Судя по тому, какие раны получили последние двое, остальным встать уже не удастся.

Глядя на все это, я не могла понять, зачем этим людям понадобилось набрасываться, да еще в таком количестве на одного незнакомца. В любом случае – они уже проиграли. Последний из оставшихся с резким криком бросился на врага, злобно и жадно мечтая о мести за убитых товарищей, но был сбит точной подсечкой снизу. Мощная нога, мгновенно присевшего на корточки человека, просвистела по полукругу и заставила рухнуть бегущего на спину. Раздался жалобный вскрик.

Лежа на земле, он выгибался дугой, но навредить уже ничем не мог. Несмотря на это высокий незнакомец неторопливо ступил ближе и завис над корчащимся врагом. В этот момент я хорошо разглядела выражение его лица. Спокойное, ничего не выражающее, без тени раздражения. Казалось, он почти наслаждается происходящим. Лишь несколько прядей темных волос выбилось из прически и упало на лоб. Если бы не это, да не тонкий порез на куртке рядом с рукавом, трубно было бы предположить, что он вообще совершал быстрые движения. Не говоря уже о драке.

Человек на земле все стонал. Мне в какой-то момент показалось, что его позвоночник может быть сломан, и я содрогнулась от этой мысли. Представлять какую боль он при этом должен испытывать было выше моих сил. Но это совершенно не волновало мужчину, стоявшего рядом с ним. Одним резким движением он выхватил из-за голенища узкий длинный нож и резко всадил его в шею стонавшему человеку. Тот мгновенно обмяк. В наступившей тишине пару раз булькнуло, кровь толчками выливалась из глубокого пореза, откуда убийца только что вытащил нож.

Вот и все.

Я слышала, как мое сердце медленно отстукивает удар за ударом. Обводя взглядом все картину, я только сейчас заметила три машины, стоявшие на дороге. На двух из них, вероятно, приехали все эти парни, что теперь валялись на земле. В центре, подобно отлитой из бронзы статуе, стоял высокий темноволосый человек.

Широко расставив ноги, он спокойно обводил взглядом лежащие на земле тела. Его руки застыли по бокам, могучие плечи расправлены, голова слегка опущена вниз.

Воин-победитель. Ни дать ни взять сошедший со страниц книг спартанец завоеватель. В неярком свете уличных фонарей его фигура зловеще вырисовывалась на фоне серых зданий. Ночь уже два часа как вступила в свои права.

Я, наконец, с ужасающей четкостью поняла, что угол дома, за которым я притаилась, находится в прямой видимости для человека в черном и совсем не закрывает меня. А ведь теперь я свидетель. Тонкая струйка пота холодной змейкой потекла по спине. Что с того, что мне совсем не хотелось становиться очевидцем происходящего? Как объяснить, что я просто выбрала более короткий путь домой через пустынный квартал офисов?

Но, несмотря на страх, я не могла не признаться, что увиденное произвело на меня огромное впечатление. Слишком красивой выглядела это битва из-за отточенных и плавных движений мужчины в черной куртке. Слишком изящной и неторопливой была его грация, слишком точными и смертоносными были действия.

И только я решила сделать осторожный шаг в спасительную черноту тени, как поняла, что опоздала.

Медленно подняв голову, незнакомец посмотрел прямо на меня. Между нами было около двадцати метров, но мне показалось, что я вижу его глаза очень близко. Спокойные и холодные, серо-голубого оттенка. Взгляд дружелюбным не был.

Однако вместо того, чтобы пуститься бежать, как полагалось любому разумному человеку, мне страшно захотелось выразить одобрение его прекрасной битве. Практически не осознавая, что я делаю, я сжала руку в кулак и подняла вверх большой палец. Мой взгляд выражал смесь страха и восхищения.

Насколько этот жест был безумен в данной ситуации, мне объяснять себе не приходилось. Оставалось только надеяться на то, что если он решит меня убить как свидетеля, то сделает это быстро, скорее всего, выстрелом в спину. Если же решит оставить в живых, то делать здесь мне больше нечего.

Придя к такому заключению, я медленно опустила руку, поправила сумку на плече, развернулась и зашагала прочь от этого места. Будь что будет. Спина болела от напряжения, ладони взмокли. Если он позволит мне пройти еще метров тридцать, то я буду жить. Десять шагов я уже прошла. Никаких звуков за моей спиной.

Но это не значит, что он не смотрит.

Двадцать шагов… Пот струился по спине, заставляя одежду липнуть к телу.

Тридцать…. Вот уже и поворот на соседнюю улицу.

Только оказавшись за углом соседнего дома, я смогла прислониться к прохладной стене и отдышаться.

« - Фууу…. Повезло. На этот раз отпустил» - улыбнувшись пустынной улице улыбкой, в которой смешалось облегчение и хищный оскал, я бодро зашагала вперед мимо спящих витрин и закрытых дверей. Выброс адреналина заставил меня чувствовать вещи острее и ярче. Я почти подпрыгивала на ходу, не заботясь о том, что это может выглядеть странно. Все равно вокруг никого. Улица кое-где подсвечивалась неоновыми огнями вывесок, темнели оконные проемы, отражая ночные очертания предметов. И ни души.

Через пару домов я свернула направо.

Дома здесь заканчивались, по обе стороны дороги росли высокие деревья. Слева раскинулся мирно дремавший парк. Краски застывших в глубине сооружений, сделались тусклыми и неразличимыми, сливаясь в сплошную темную массу.

Продолжая шагать вдоль дороги и прислушиваясь к собственным шагам, я не сразу заметила шум подъезжающего сзади автомобиля. Растерявшись от неожиданности, я резко остановилась, пытаясь разглядеть приближающуюся машину.

Она оказалась абсолютно черной, с тонированными стеклами, передние фары выключены.

Я перевела дыхание. Теперь стало ясно, почему я не успела заранее укрыться в тени деревьев. Двигателя почти не было слышно, а без света фар, машина становилась похожа на бесшумное привидение. Понимая, что прятаться уже поздно, я с настороженностью ждала, пока она подъедет ближе.

Когда водительское окно поравнялось со мной, я с удивлением встретилась со знакомыми серо-голубыми глазами водителя. За рулем сидел человек, который несколько минут назад дрался на улице.

Первой меня посетила мысль, что он все-таки решил меня убить.

В груди неприятно екнуло.

Но если так, то у него была возможность сделать это раньше. Значит, нет? Я вопросительно вглядывалась в лицо человека за рулем. Сердце гулко стучало, паника, несмотря на все доводы, капля за каплей просачивалась внутрь. Стараясь выглядеть более уверенно, я расправила плечи и стала ждать.

Несколько секунд он внимательно смотрел на меня. Сначала на лицо, потом его взгляд скользнул ниже. В конце концов, он снова вернулся к лицу. За это время я тоже успела рассмотреть незнакомца более детально. Его лицо было жестким, но в тоже время красивым. Прямой нос, широкие губы, квадратный подбородок. Холодные глаза изучающе смотрели из-под темных бровей.

Наконец он произнес:

- Я скучаю сегодня ночью.

Его фраза прозвучало спокойно, почти лениво, но я поняла скрытый в ней смысл. Он отвернулся и стал молча смотреть вперед, слегка склонив голову.

Мысли в моей голове заметались. Он предлагает поехать с ним, но оставляет право отказаться. Я судорожно пыталась найти ответ внутри себя. Хочу я этого или нет? Еще раз взглянув на профиль мужчины за рулем, я вынуждена была признать, что он мне нравится. Но что делать с тем, что он меня пугает?

Почувствовав, что времени на размышления у меня не осталось, я внутренне послала все к черту, быстрым шагом обогнула автомобиль и села внутрь.

Не глядя на меня и не сказав ни слова, он плавно тронул машину с места.

 

На протяжении двадцати минут мы ехали по извилистой дороге, что вела в сторону океана. Домов в той стороне не было, что навело меня на мысль спросить о конечной точке нашего путешествия, но я, больше интуитивно поняла, что мой таинственный незнакомец не желает ни лишних слов, ни вопросов. Оставив себе право узнать об этом в конце дороги, я принялась любоваться пейзажем.

Через некоторое время мы свернули в сторону, на узкую колею. Она выходила прямо на пляж. Темные волны с тихим плеском набегали на белый песок и исчезали обратно. В воздухе пахло солью. В тени пальм, растущих по кромке берега, я разглядела небольшое бунгало.

Так вот она конечная цель нашего визита. Значит, он не решился везти меня к себе домой, а решил ограничиться единственной встречей в этом месте, куда я вряд ли смогу найти дорогу самостоятельно. Мысль эта неприятно кольнула, но тут же исчезла.

Место мне понравилось. Маленький, но аккуратный домик был покрыт пальмовыми ветвями, уютная веранда окаймлена плетеной оградой. Несколько деревянных ступеней спускались с крыльца, утопая в белом песке. Свет внутри не горел.

Не говоря ни слова, мужчина вышел из машины и зашагал по направлению к дому. Я поначалу решила последовать за ним, но как только моя нога ступила на песок, очарование этого места затопило меня с головой. Почему я раньше не видела такого райского уголка? Небольшое пространство пляжа с двух сторон закрывали деревья, подступавшие почти вплотную к воде, защищая белый песок от ветра, позволяя уютно нежиться в тишине и спокойствии, слушая неторопливый плеск волн.

Ноги сами понесли меня к воде. Не скрывая восторга, я опустилась и зачерпнула горсть песка со дна. Среди песчинок на моей ладони едва поблескивали мелкие камушки. Я снова опустила руку в воду. До чего теплая! Эта бухта просто создана для купания.

Вспомнив, что я приехала сюда не одна, я обернулась на бунгало. Из окон теперь лился теплый желтый свет. Силуэт человека двигался по комнате. Решив, что пора взглянуть на дом изнутри, я поднялась и зашагала обратно.

Дверь тихо скрипнула, пропуская меня внутрь уютной комнаты. Снаружи казалось, что внутреннее убранство окажется более простым и убогим, но я ошиблась. Здесь все было сделано со вкусом. Плетеная стулья располагались вокруг стола, кровать находилась слева. Сверху мягкое стеганое покрывало. На столе, покрытом бежевой скатертью, стояла лампа на тонкой ножке. На стене я увидела даже несколько изящно переплетенных композиций из лозы и сушеных цветов. Несмотря на это, помещение было пропитано исключительно мужским присутствием.

Меня удивило полное отсутствие пыли на предметах. Это могло говорить о том, что хозяин часто появляется здесь или оставляет кого-то присматривать за домом, пока находится в разъездах.

Оторвавшись от созерцания обстановки, я посмотрела на человека, который привез меня сюда. Он стоял ко мне спиной, расстегивая пуговицы рубахи. Черная куртка уже лежала на стуле. Услышав, что я вошла, он повернулся ко мне и кивнул, в знак того, чтобы я располагалась как дома.

Наблюдая за тем, как он снимает рубашку, я вдруг заметила, что на его ребрах расплылся огромный бордовый синяк с ладонь величиной. Значит, ему все-таки досталось от тех парней. Это было неудивительно, особенно если учесть, что их было семь, а он противостоял в одиночку. Тем не менее, мне стало за него обидно. Краем глаза я уловила, как он чуть сморщился от боли, когда расправил плечи, чтобы окончательно избавиться от одежды.

Повинуясь необъяснимому порыву, я подошла к нему, и едва коснулась пальцами места ушиба.

- Как они смели целой шайкой нападать на тебя одного?

Заглянув в его глаза, я отметила, что они не особенно потеплели. Вместо ответа на мой вопрос, он холодно произнес:

- Ты подвержена следовать необдуманным решения. Это плохо.

От неожиданности, я отступила назад. На секунду снова вернулся страх. Правильно ли я сделала сев к нему в машину?

Слегка прищурив глаза, он спокойно изучал меня. На нем остались только джинсы. Мне стало еще неспокойней при виде его широких плеч и сильных рук. Не зная, что ответить на его слова, я решила спросить прямо:

- Я должна тебя бояться?

Он помолчал. Затем медленно произнес:

- Если я захочу, чтобы ты меня боялась, ты узнаешь об этом.

Я только судорожно вздохнула, нисколько не сомневаясь в том, что если он захочет, я действительно все узнаю. Он ясно дал мне понять, кто здесь главный. Но все же его последние слова меня несколько успокоили. Открытой угрозы в них не чувствовалось.

В этот момент телефон в его куртке зазвонил.

Мужчина отошел от меня вглубь комнаты, чтобы достать телефон.

- Да…., - ответил он, и некоторое время помолчал, слушая. – Да есть. Мне нужно около часа, чтобы их собрать и выслать тебе, – снова молчание. – Хорошо, жди.

Он положил трубку и вопросительно посмотрел на меня.

Не зная, какого именно ответа он ждет от меня, я смогла только заверить:

 - Все в порядке, я побуду на пляже, пока ты занят.

Он кивнул, и мне, наконец, показалось, что его взгляд немного смягчился. Наверное, ему нравится, когда понимают с полуслова.

Я осторожно вышла за дверь и направилась к воде. По крайней мере мне удалось не вызвать его раздражение, а это уже маленькая победа. По какой-то причине я знала, что женщин он зовет с собой нечасто, пусть даже для одной встречи. И возможно причиной это является их назойливость или болтливость. А еще хуже глупость.

Чувствуя некоторую гордость за себя, я села на песок и принялась ждать.

 

Он подошел сзади почти не слышно. Но я отчетливо почувствовала его присутствие рядом с собой, как почувствовала бы лань близкое присутствие хищника, многократно превосходящего ее силой.

Я молча ждала его слов, не оборачиваясь и не особенно надеясь, что он вообще что-то скажет. Слишком он не желал расставаться со словами, как с драгоценным жемчугом барышня. Однако уже через секунду я услышала его голос:

- Пойдем внутрь.

Сидя на пляже, я спрашивала себя, почему же я здесь и что толкнуло меня продолжить встречу с незнакомым и опасным человеком. Ведь я видела, на что он способен, но, тем не менее, села в его машину. Немного погодя ответ пришел сам собой. Мужская красота вместе со способностью защитить себя от врагов, да еще так легко и красиво, что может быть привлекательнее для женщины? Как отказаться от возможности завоевать сердце идола, пусть даже на одну ночь. И пусть даже не сердце, а только возможность коснуться его сильного тела, отдавая себя ласкам смертоносных рук.

Он уже шел по направлению к дому. Я поднялась, отряхнула одежду и последовала за ним.

В комнате царил полумрак. На столе стояла бутылка коньяка и два хрустальных стакана.

- Хочешь? – Предложил он.

- Нет. – Спиртного не хотелось.

Рядом со стаканами стопкой лежали бумаги, справа матово отсвечивал темный экран открытого ноутбука. Под лампой в бежевом абажуре я увидела маленькую керамическую подставку, доверху наполненную черными камушками. На каждом выгравирован какой-то символ. Знаки были исполнены красиво, но совершенно не раскрывали смысл. Я молча перебирала камни, сравнивая один с другим. Все разные.

Наблюдая за мной, он налил немного коньяка в один стакан и пригубил жидкость. Я положила камни на место и повернулась к нему.

- Что значат символы на камнях?

- Почти ничего.

Его взгляд задержался на подставке с камушками, как будто он о чем-то задумался. В этот момент мне показалось, что он сильно устал. Возможно от драки, возможно от чего-то еще.

- Если ты устал, отдохни. Я посижу.

Он едва заметно усмехнулся:

- Хочешь проверить, насколько я устал?

Я смутилась. Увидев, как он ставит стакан на стол и медленно направляется ко мне, я сделала шаг назад и спиной уперлась в стену рядом с кроватью. Рубаху он так и не надел, что позволяло хорошо разглядеть его накачанную грудь и мощный пресс. Поискав глазами синяк, который видела до этого на его ребрах, я изумилась. Ничего не было. Гладкая кожа идеально обрисовывала мышцы, но даже намека на след от удара не осталось.

- Как такое возможно? – Прошептала я тихо.

Он уперся двумя руками в стену рядом с моей головой. Его лицо оказалось совсем близко. И хотя я была уверена, что он услышал вопрос, отвечать на него не счел нужным. Вместо этого он лениво рассматривал мои губы, будто представляя, какими они могут быть на вкус.

От этого взгляда мои ноги начали медленно подкашиваться, по низу живота прошла слабая судорога. Этот человек был слишком сильным, слишком властным, чтобы ему можно было противиться. Пытаясь унять гулко бьющееся сердце, я отвернула лицо в сторону, чтобы не встречаться с ним глазами. Аромат мужского парфюма неуловимо перемешался с его собственным запахом  и теперь дразнил меня, заставляя мысли путаться, а тело предательски вздрагивать в ожидании прикосновения.

Мой мучитель не торопился. Как хищный зверь, прекрасно осознающий свою силу, он неторопливо наслаждался беспомощностью пойманной в капкан жертвы. Его пальцы, едва касаясь кожи, прошлись по моей щеке, затем по шее.

- Ты изумительна.

Чувствуя, как мое сердце все ускоряет ход, я повернула голову и встретилась с его ласкающим взглядом. Желание почувствовать его губы жгло изнутри. Огонь разгорался с такой невероятной силой, что впору было самой молить его о продолжении. Но он лишь продолжал изучать мое лицо. Я знала, что он чувствует меня так же хорошо, как себя самого. Улавливает каждую эмоцию, угадывает каждое желание, но, тем не менее, продолжает пытку.

- Пожалуйста…. – видеть его губы так близко, но не касаться их стало непереносимо.

Его взгляд стал почти нежным.

Осторожно приподняв мой подбородок, он наклонился ко мне и поцеловал. Мучительно мягкий вначале, его поцелуй постепенно становился все более настойчивым. Он касался то одного уголка губ, то другого, пока тихие стоны не начали рваться из моей груди.

Огонь лился по венам, словно жидкая лава, испепеляя остатки самообладания, заставляя хотеть его все сильнее и сильнее. Отвечая взаимным желанием, его губы становились все более жесткими, рука легла на затылок и слегка сжала волосы. Этот жест собственника окончательно лишил меня контроля над собственным телом, ноги отказались держать и я со стоном начала опускаться вдоль стены.

Сильные руки легко подхватили меня, и через секунду я оказалась на кровати.

Его пальцы осторожно расстегивали пуговицу за пуговицей, едва касаясь обнаженной кожи. Места прикосновений горели огнем, вызывая нестерпимое желание почувствовать его ближе, глубже…. Я застонала, когда блузка окончательно разошлась в стороны, открывая его взору обнаженную грудь.

- Ты сведешь меня с ума…. – Прошептала я, глядя в красивое лицо, которое нависло в нескольких сантиметрах от моего.

Вместо ответа, он медленно опустился вниз и несколько секунд любовался грудью, медленно поглаживая ее руками. Затем его губы обхватили один сосок, а язык начал осторожно ласкать его.

« - Боже! Я умру здесь….» - мои мысли путались от возбуждения, низ живота уже полыхал нестерпимым жаром. Сквозь сладостные волны, пробегающие по моему телу, я почувствовала, как его рука, лаская каждый участок кожи, постепенно опускается все ниже. Он продолжал нежно покусывать мою шею, обжигая ее горячим дыханием, заставляя мои губы шептать сладкий бред.

Как сквозь сон, я ощущала его руку между своих бедер. Пальцы скользили по шелковой ткани трусиков, осторожно приближаясь к тонкой полоске сбоку. На короткий миг раздался слабый треск, и резинка мгновенно ослабла.

« - Он порвал их!» - от неожиданности, я слегка дернулась, но он тут же прижал меня обратно к кровати.

- Все хорошо девочка. Не напрягайся.

Сильная рука прижимала мою шею к подушке. Серо-голубые глаза спокойно смотрели в лицо. Я почувствовала, как его пальцы нашли вторую сторону кружевной резинки, и через секунду она тоже лопнула.

« - Он сделал это двумя пальцами, а я даже не почувствовала натяжения или боли. Какая же сила скрыта в этом человеке?» - к моему возбуждению примешался страх. Пытаясь найти ответ на свой вопрос, я вглядывалась в его красивые глаза.

Металлическая пряжка ремня негромко звякнула.

Через секунду к моим влажным завиткам прижалась что-то горячее. Он осторожно надавил, проникнув в меня немного глубже, и остановился.

Я судорожно вздохнула. От того, что я почувствовала, во рту мгновенно пересохло.

- Ты…. – я стала запинаться. – Ты огромный….

Оставаясь в прежнем положении, он медленно гладил мое лицо. Его взгляд скользил за пальцами, выражая такую нежность, как если бы я была самым дорогим кристаллом в его коллекции. Между ног невыносимо пульсировало и горело от вторжения.

- Расслабься девочка. Я не сделаю тебе больно.

Глядя в его глаза, я медленно расслабляла напрягшиеся мышцы.

- Молодец…. Все хорошо, – он продолжал ласкать мое лицо. – Ты веришь мне?

Я на мгновенье прислушалась к внутренним ощущениям.

- Да.

Он задержался взглядом на моих глазах, словно проверяя правдивость моего ответа, затем провел большим пальцем по губам, заставляя их раскрыться и одновременно с обжигающим поцелуем, начал медленно, но неумолимо, проникать внутрь. Успокаивая мое лицо ласками, он словно огромным поршнем раздвинул тонкие стенки, входя до самого конца.

Я застонала. Сильные руки крепко сжимали меня, почти не позволяя двигаться, мощное тело прижимало к кровати, не позволяя вырваться из сладостной ловушки. Весь скользкий от моего желания, огромный и горячий, он мощными толчками продолжал двигаться во мне, заставляя забыть обо всем.

Время будто перестало существовать. Мои руки сжимали его широкие плечи, гладили затылок и волосы, царапали спину. Я извивалась, будто еще надеясь вырваться из-под огромного тела нежного мучителя, но тщетно. Он властно завладел каждой клеткой моего тела, каждой мыслью, каждой эмоцией, не оставляя шансов на побег, заставляя прочувствовать каждое движение, полностью подчиняя своим желаниям. Он не брал наполовину – он приказывал отдать ему все.

Мир будто разорвало надвое яркой вспышкой. Я закричала. Спина выгнулась от диких спазмов, сотрясающих тело. Мои ногти впились в кожу. Дико метаясь, словно пытаясь вырваться из плена, я продолжала кричать, пока, наконец, жаркие волны не начали сходить на убыль.

В этот момент он еще раз резко вошел в меня. Сильные мышцы превратились в камень, руки стальными тисками сжали мои плечи, заставляя замереть на месте, огромное тело тяжелым прессом придавило к постели. На короткое мгновенье, застыв как изваяние, он горячим потоком излился внутрь.

В моей голове медленно, как сквозь дымку, разлилось чувство триумфа.

Поглаживая его спину, я чувствовала необычайное спокойствие и умиротворение. Отдавшись на волю победителя, я не оказалась побежденной. Он с лихвой вознаградил меня нежностью и лаской за все то, что я оказалась способной ему дать.

Засыпая, я чувствовала, как он гладит мое лицо и волосы.

Улыбаясь сквозь сон, я лишь теснее прижалась к его груди лицом, уже не видя, как в серо-голубых глазах застыло непонятное выражение.

 

Глава 2.

 

Утренний свет тускло пробивался сквозь занавешенное окно. Шум прибоя, неторопливо набегавшего на камни, доносился через неплотно закрытую дверь.

Сквозь закрытые глаза, я зачем-то считала волны.

« - Две, три, четыре….» - Это бесполезное занятие оттягивало окончательное пробуждение, позволяя оставаться во власти умиротворения и неги еще на какое-то время.

Входная дверь тихо скрипнула, пропуская внутрь человека, который был со мной этой ночью.

« - И подарил мне непередаваемое наслаждение» - произнесла я мысленно.

О том, что он уже встал, я догадалась по звукам, доносящимся из-за двери. Тихое позвякивание металла, шуршащие по песку шаги, затем шаги по деревянным ступеням веранды.

Какой он будет сегодня? Как в начале вчерашнего вечера холодный и неприступный? Или как глубокой ночью внимательный и ласковый?

Открыв глаза, я увидела, как он расставляет на столе кружки и достает кофе. Из стоящих рядом бумажных пакетов аппетитно пахло горячими булочками.

« - Где он достал свежую выпечку на берегу океана?» - от удивления я даже привстала на постели.

Ответ пришел секундой позже, когда зазвонил его телефон.

Продолжая наливать кипяток по кружкам, он ответил собеседнику:

- Нет, спасибо. Больше ничего не нужно. Приготовь мой джип в гараже, сегодня придется съездить в Антеру.

Антерой назывался район лежащий в ста километрах на запад от Канна, расположенный в пересеченной местности, куда было сложно добраться из-за каменистых узких дорог.

Предполагая, что он может торопиться, я быстро встала и принялась одеваться. Обернувшись на шум, он едва заметно кивнул мне, продолжая отдавать распоряжение по телефону.

- Составь для меня план документов и предупреди их о моем приезде. Да. Пока больше ничего.

Стараясь не мешать разговору, я выскользнула за дверь и вдохнула пропитанный солью утренний воздух. Океан спокойно и неторопливо покачивал синие волны, величественно раскинувшись до самого горизонта. Из-за голубых облаков, кое-где еще окрашенных в бледно розовый, уже показались яркие лучи солнца. Белесая дымка, витающая над водой вдали, почти рассеялась, позволяя взору увидеть границу, где бирюзовая гладь воды плавно перетекала в прозрачное небо.

Я беззаботно потянулась и прошла к воде. Изумительное место, просто неправдоподобно красивое. Наверное, нельзя смотреть на такое каждый день, чтобы не потерять остроту восприятия от такого великолепия. Хотя, признаться честно, мне бы очень хотелось оказаться здесь еще раз. Смогу ли я запомнить сюда дорогу и вернуться самостоятельно? Это я узнаю только когда поеду обратно.

Соблазн искупаться был велик, но я не знала, будет ли у меня возможность ополоснуться после соленой воды. Пришлось ограничиться прогулкой босиком по пляжу.

Пройдя от одного края бухты до другого, я решила, что пора возвращаться. Наспех отряхнув ступни от песка, я сунула ноги в босоножки и повернула к дому.

Оказалось, что к тому времени, пока я прогуливалась, разговор по телефону закончился, а на столе появилось все необходимое для завтрака: сахарница, ложки, кувшинчик со сливками и хрустящие круассаны.

- Выспалась?

- Да, спасибо. – Я улыбнулась. Утренний свет почти не смягчил мужественную красоту мужчины, сидящего передо мной в плетеном стуле. Все та же жесткая квадратная челюсть, внимательные серо-голубые глаза, дерзко очерченные красивые губы.

Наливая в кофе свежие сливки, я старалась понять, изменилось ли что-то этим утром. И если да, то что?

Несмотря на то, что выражение на его лицо было спокойно-расслабленное, я интуитивно уловила, что между нами возникла невидимая стена. И хотя я была готова к тому, что эта встреча может обернуться первой и последней, все равно почувствовала, как сердце мучительно сжалось в предвкушении худшего.

Подыскивая правильные слова для разговора, я медленно помешивала сахар в кружке.

Что нужно сказать, чтобы еще раз оказаться здесь? Существует ли хоть малейший шанс на повторную встречу? Мысль о том, что проведенная ночь останется единственным воспоминанием о таинственном незнакомце, неприятно покалывала изнутри. Передоложим, я могу спросить о нем кого-то из своих знакомых…. Описать его внешность или назвать номер машины. Пусть даже я узнаю его имя или городской адрес, но что это даст? Как я могу прийти к нему без его согласия?

Это исключено. Подобная инициатива не только не приветствуется, но и может быть жестока наказана.

Все еще лелея тайную надежду, что не все потеряно, я попыталась прощупать почву:

- Ты торопишься?

- Не настолько, чтобы не дать допить тебе кофе.

Я смущенно потупилась в кружку.

« - Не особенно положительный ответ. Хорошо, попробую дальше»

- А я ни разу не была в Антере. Я слышала, там удивительно красивая природа.

Он оторвал взгляд от просматриваемой газеты, (вероятно, ее доставили сюда вместе с выпечкой) и произнес:

- Там очень опасные дороги. В ближайшие дни обещают сильный ветер, поэтому стоит опасаться срывающихся с вершин камней. Я бы советовал выбрать другое место для путешествий.

« - Он опять оставил меня стоять в стороне» - я все больше расстраивалась, но сдаваться пока не собиралась. Рискуя попасть в категорию излишне навязчивых дам, я все же рискнула его спросить:

- А как называется это место, где мы находимся?

Подняв глаза, он внимательно посмотрел на меня. На этот раз его взгляд стал прохладнее, и он долго молчал, прежде чем ответить:

- Это бухта «Санрайз».

От его взгляда, я покраснела до корней волос и пролепетала:

- Здесь такие красивые пляжи! Великолепное место для ку….

- Это частная территория.

Эта фраза, сказанная спокойным ровным голосом, заставила меня бросить любые попытки к переговорам. Все ясно. Повторной встречи не будет.

« - Какая же я дура! Решила, что после одной единственной ночи, он будет счастлив продолжить со мной отношения. Обрадовалась!».

Коря себя, на чем свет стоит, я молча допила кофе и поставила кружку на стол.

« - Ну и пусть…» - стараясь не расклеиться окончательно, я пыталась найти положительные моменты « - Спасибо за то, что хоть раз позволил мне увидеть это место. И за то, что был нежен со мной вчера….»

От воспоминаний о прошлой ночи, мои щеки порозовели, и я поспешно отвернулась, чтобы скрыть эмоции. Они ему все равно не нужны. Я даже сомневалась, что он поцелует меня на прощанье.

В душе я понимала, что этот человек – одиночка, но все равно не могла смириться с необходимостью уйти насовсем. Конечно, заводить друзей таким образом это не в его правилах, но мне отчаянно хотелось стать исключением. Что ему стоит хотя бы намекнуть о будущей встрече? Не гасить едва тлеющий в моей душе тонкий лучик надежды.

- Когда ты закончишь завтрак, дай мне знать. Я отвезу тебя в центр Канна.

После этих слов он поднялся из-за стола и принялся собирать бумаги, лежащие на тумбе возле стены. Пока он стоял ко мне спиной, мой взгляд упал на подставку с черными камушками, и тут же мелькнула мысль:

« - Всего один. На память. Он даже не заметит»

Протянув руку, я быстро зажала камень в кулаке и вернулась в исходное положение. Лихорадочно соображая, куда бы его можно было положить, я вынуждена была признать, что, как назло, ни одного кармана в моей одежде нет. Нужно как можно быстрее донести его до сумочки и там спрятать.

Стараясь исключить из своих движений поспешность, я встала из-за стола и направилась в другой конец комнаты, где на стуле стояла розовая сумка. Я услышала, как он повернулся, и немного ускорила шаг.

- Что у тебя в руке?

Вопрос заставил меня застыть на месте.

Медленно обернувшись, я промямлила:

- Заколка для волос.

Он прищурился:

- Покажи.

- Это всего лишь заколка для волос….

- Я сказал, покажи. Не заставляй меня просить еще раз. – Я старалась проигнорировать звучавший в его словах приказ, но не могла.

Собравшись с духом, я вытянула руку вперед, но кулак так и не разжала.

Когда он шагнул ко мне, мое хваленое самообладание исчезло в один миг, и я почти закричала:

- Это камень из вазы со стола! Всего один! Оставь его мне!

Видя, что он направляется ко мне с решительным видом, я рванула бегом. Пытаясь прорваться к двери, я успела сделать только два шага, прежде чем почувствовала подсечку снизу. Точным аккуратным движением он скорректировал мое падение, дернув руку за локоть, тем самым, уберегая от ушибов на полу. Вместо этого мое лицо с размаху впечаталось в мягкую подушку на кровати, а сам он прижал меня сверху.

Чтобы вдохнуть хоть немного воздуха, я с усилием повернула голову в сторону. На мне как будто лежала бетонная плита, грудная клетка приподнималась с трудом.

Несмотря на это, я изо всех сил сжимала камень в руке, решив бороться за него до конца.

- Не шути со мной девочка. – Его спокойный голос разительно контрастировал со стальным захватом.

- Оставь мне камень! – прохрипела я.

- Нет.

- Что тебе стоит!? У тебя их целая чашка!

- Нет.

- Оставь…. – мой голос становился все более просящим, потому как никакой возможности справиться с человеком, прижавшим меня сверху, все равно не было. Как ни странно, но он не пытался самостоятельно разжать мой кулак. Скорее всего, ему хватило бы и секунды, чтобы получить камень обратно. Но он предпочитал игру. Загонять жертву в угол было в его крови, и я не сомневалась, что как только ему надоест играть, камень в ту же секунду вернутся на место.

Неожиданно, мужчина изменил захват и, взявшись за оба плеча, резко перевернул меня на спину. Так, чтобы я оказалась к нему лицом.

- Зачем он тебе?

Этот вопрос застал меня врасплох.

Я в отчаянии раздумывала, что ему ответить. Сказать, что коллекционирование камней всех пород вот уже десять лет как является моим хобби? Не пройдет! Как не пройдет ни один другой вариант. Глупо предполагать, что он не отличит правду от вымысла.

Вздохнув, я ответила:

- На память. Чтобы осталась что-то о тебе.

Некоторое время он молча смотрел мне в глаза. И когда я уже было решила, что он согласится оставить камень мне, он бесстрастно произнес:

- Если тебе нужен подарок, я дам тебе денег. Выберешь любой.

Меня как будто ударили наотмашь по лицу.

От боли и унижения, которые пронзили сердце острой иглой, я временно перестала дышать. Неужели он думает, что мне требуется вознаграждение за проведенную с ним ночь? Неужели думает, что, предложив деньги, сможет откупиться от моего желания увидеть его снова? Думает, что я за деньги легла в его постель?

Горечь затопила меня с головой. Стараясь не смотреть ему в глаза, я медленно разжала кулак. Черный камень выпал из ладони на мягкую ткань покрывала.

- Ничего не нужно. Спасибо. Забери его.

Продолжая смотреть в сторону, я резко оттолкнула державшие меня за плечи руки и выбралась из-под тяжелого тела.

- Отвези меня, пожалуйста, в Канн. – Стараясь сохранить голос бесцветным, я взяла сумочку со стула и направилась к двери.

Теперь мне это было совершенно ясно, что он не попытается меня остановить.

Но я больше этого и не ждала.

Распахнув деревянную дверь, я зашагала по белоснежному песку к машине.

 

*****

 

Высокий темноволосый человек молча стоял на берегу океана, наблюдая, как хмурое небо превратило волны, еще недавно сверкавшие всеми оттенками голубого, в темно серую, бушующую от негодования водную поверхность.

Вечерело. С востока медленно надвигался шторм. Темные облака клубились стаями, заглатывая те немногие участки неба, сквозь которые еще пробивались солнечные лучи. Ветер раз за разом бросал холодные порывы в лицо стоявшему мужчине, но тот будто и не замечал этого. Волосы его растрепались, брови нахмуренно сошлись в одну линию. Серо-голубые глаза пристально смотрели на горизонт, но не видели его. Не слышал он и протяжного скрежета пальмовых стволов, пригнутых к земле надвигающимся ураганом.

Человек размышлял.

Мысли его против воли возвращались к девушке. В памяти снова возник ее образ – светлые длинные волосы, огромные синие глаза, полные боли, после того, как он отобрал у нее этот чертов камень.

Почему он вообще думает об этом? Он осознанно принял решение зарубить любые зарождающиеся в ней надежды на продолжение отношений. Он осознанно обидел ее, выбрав максимально болезненную фразу. Как нанести смертельный удар человеку – физически или морально, он знал всегда. Ведь именно в этом заключался его профессионализм?

Камень мог дать ей шанс узнать о нем больше. Этого нельзя было допустить. Человек, рожденный убивать, не нуждается в друзьях, равно как и в женщинах. Разве что иногда.

Так получилось и в этот раз.

Она неосознанно заставила проснуться, обычно дремлющее в нем любопытство, опрометчиво выразив жест одобрения его победе в уличной драке. Тогда он несколько секунд размышлял, стоит ли убрать лишнего свидетеля, но, не сочтя ее достаточно опасной, отпустил.

Он уже решил было ехать домой, когда заметил ее одинокую фигурку, шагающую по темной аллее. Теперь, в расслабленном состоянии, он смог присмотреться в ней более внимательно. Высокая, хорошо сложенная, длинные светлые волосы…. Но хорошо выглядят многие женщины. Его привлекло не это.

Тогда что?

Человек на берегу снова нахмурился.

Через секунду его жесткий рот изогнулся в усмешке. Конечно! У нее хватило наглости повернуться к нему спиной, тогда на улице. Неслыханная дерзость. Тем более что она, вероятно, догадывается кто он на самом деле.

Позвав ее с собой, он лишь хотел убедиться, что ее храбрость бравурная, наигранная. Но неожиданно для него самого, она согласилась сесть в машину. Что ж… Она заслужила, чтобы ей уделили внимания на одну ночь.

Воспоминания о ее податливом нежном теле прошлой ночью, заставили кровь тяжелыми толчками запульсировать снизу. От непроизвольного возбуждения джинсы туго натянулись.

Мужчина чертыхнулся.

Все. Он отвез ее в город, больше они не увидятся. Так должно быть и так будет.

Стоит ли позволять ненужным мыслям проникать под жесткий самоконтроль из-за очередной симпатичной мордашки?

Нет.

Первые холодные капли дождя упали на песок и застучали по листьям. Внезапно налетевший ветер вздыбил пенящиеся волны, натужно заскрипела крыша бунгало.

Мужчина повернулся и зашагал к дому.

 

Глава 3

 

Прошло два дня.

Солнечный полдень освещал высокие многоэтажные здания Канна, заставляя обилие стеклянных окон искриться от света. По дорогам мчались потоки машин, лихие гонщики сигналили нерасторопным прохожим, шум и гвалт доносился отовсюду. В центре, как и всегда в этот час, кипела жизнь. Туда и сюда сновали люди, открывались и закрывались двери многочисленных магазинов, вдалеке кричал разносчик полуденных газет.

Закончив с визитом в парикмахерскую, я направилась в ближайшее кафе перекусить что-нибудь и выпить чашку кофе. Важные дела на сегодня закончены, можно отдохнуть часок другой.

С утра я забежала на работу, спросила, нет ли новых заказов, но таковых не оказалось. В последнее время все меньше людей задумывалось об украшении своих особняков стеклянными витражами, возможно, это было связано с модной тенденцией вставлять вместо витражей мерцающие сетки с огоньками, что тоже смотрелось неплохо, но так или иначе у меня выдалась абсолютно свободная неделя. Теперь осталось решить, как именно ее провести.

Работа над предыдущим заказом заняла много времени. Почти месяц. Множество эскизов, набросков, варианты цветовых палитр, одобрение или критика начальства, все это стоило того. В результате проведенной работы крышу куполообразного здания галереи «Марк’о Дани» украсил великолепный витраж из золотого и голубого стекла, а мой счет украсила внушительная сумма денег, которая постоянно взывала меня одуматься и начать тратить капитал хоть на что-нибудь.

Проблема заключалась только в том, что мое настроение никак не хотело подниматься выше отметки «Мрачное». Причин было несколько. Первой являлось полное отсутствие друзей в городе – Лайза уехала отдыхать в Минару – южный город, который славился великолепными пляжами и нетрадиционной кухней, Саймон отправился покорять подиумы великого Гранд-Паласа в Риде, благо новая коллекция его платьев была готова задолго до показа. Остальные по разным причинам оказались временно недоступны.

Второй причиной стала невозможность купить именно тот автомобиль, о котором я мечтала уже несколько месяцев. Дело в том, что к тому моменту, когда у меня набралась достаточная сумма для его покупки, некий гражданин выехал на нем из салона как раз за час до моего прихода. Великолепно! Стоило ли говорить о том, что я была готова порвать всех сотрудников авто галереи на кусочки и склеить в произвольном порядке.

Теперь оставалось ждать, пока еще одну такую же машину паромом бережно доставят через океан из Гинтервальда, где находилось большинство заводов по автомобильному производству.

«Мустанг-Д’аэро G6» - от этого словосочетания у меня начинали течь слюнки. Перед глазами неизменно возникал мягкий темно серебристый салон, удобный широкий руль, хищный разрез фар и шесть цилиндров под капотом. Я знала об этой машине все! Именно она стала бы лучшим подарком к окончанию работы над проектом, но мне не повезло. Какой-то пройдоха увел ее у меня из-под носа. Теперь осталось только ждать.

Я в сотый раз вздохнула.

Была и третья причина – мужчина, который появился в моей жизни поздним вечером, позволил коснуться себя ночью, и исчез в яркий полдень. Всего двенадцать часов знакомства и еще сорок восемь часов мучений. Что ж…. Видимо, бывает и так. Несмотря на убежденность в том, что он больше не появится, я продолжала оглядываться на темные машины, в надежде, что в одной из них мелькнет знакомое лицо.

Чтобы хоть как-то скрасить одиночество я занимала свой день бесконечным шоппингом. Скупала всякую ерунду, о которой тут же забывала, заходила на выставки, чтобы через секунду покинуть душное помещение, звонила многочисленным знакомым,  надеясь, что кто-то из них сможет меня отвлечь хотя бы на время.

И все это время я ждала встречи с ним.

Несколько раз в голову приходила мысль обратиться к осведомителю, но мне пришлось ее отмести. Угрозы от таких знаний могло оказаться больше, чем пользы. Осведомителями были никому неизвестные лица, выйти на которых было большой проблемой. Для начала стоило спрашивать всех и каждого «Не знает ли кто-нибудь оного?» Затем звонил неизвестный человек и давал еще один адрес, затем еще адрес и еще. Если повезет, то, в конце концов, можно было оказаться в далеком квартале, в тесной комнате без окон и почти без света. Там человек, лицо которого было скрыто тенью, позволял задать вам только один или два вопроса, на которые отвечал без промедления, после чего просил баснословную сумму денег и выпроваживал из помещения. Найти его дважды по одному и тому же адресу не представлялось возможным. Каким образом он выдавал интересующую вас информацию за такой короткий промежуток времени? Никто не знал. Кто он? Где произойдет следующая встреча? Ни на один из этих вопросов ответа не существовало.

Перспектива лишиться огромной суммы за ничтожно малое количество информации, была далеко не самой большой проблемой. Тот, кому это нужно, всегда найдет достаточное количество денег. Худшим являлось то, что к вам в гости мог неожиданно пожаловать тот, о ком вы недавно выясняли детали, и тогда уже придется объясняться, непосредственно глядя в глаза «зачем» и «для чего» вы это делали.

Конечно, так бывало не всегда. Обычные люди редко догадывались, что о них наводят справки. А вот такие, как мой недавний знакомый…. Существовала очень большая вероятность, что как только я поговорю с осведомителем, долго ждать встречи мне не придется. Вот только в каком расположении духа вернется мой таинственный незнакомец? Проверить? Нет уж. Обойдусь.

Размышляя таким образом, я перешла дорогу и свернула на прилегающую улицу, где тесно прижавшись друг к другу стояло множество уютных кафе, толкнула дверь одного из них, и, проводив глазами очередной черный автомобиль, вошла внутрь.

 

Как оказалось, кафе, которое я выбрала почти наугад, занимало целых три этажа, на каждом из которых подавали различные блюда и десерты. Первый этаж был полностью отделан деревом и инкрустирован черными сверкающими камнями. Чтобы атмосфера не казалась излишне мрачной, в стены вмонтировали сотни мелких лампочек белого и желтого цветов, которые удивительно преображали темные стены, заставляя их мерцать и искриться от падающих лучей. Заголовок меню, лежащего на полированном столике, подсказал мне, что кухня здесь исключительно Марийская. Я смутно припомнила полуостров Марийя, который видела только на буклетах. Но так как мне было неизвестно о предпочтениях Марийцев в еде, я решила не экспериментировать, а подняться на второй этаж.

Поднявшись по лестнице, я увидела просторный светлый зал. Зеленые кружевные скатерти на столах, изящные салфетки в узорных подставках, удобные бежевые стулья. Вдохнув пропитанный сладкими ароматами воздух и оглядев уютную обстановку, я решила остановить свой выбор здесь, не поднимаясь выше.

Расположившись у самого окна, я положила сумочку на стул и улыбнулась подошедшей официантке:

- Скажите, у вас подается Каннская кухня?

- Конечно. Горячие блюда, напитки, десерты на выбор.

- Отлично.

Взяв протянутое девушкой меню, я принялась выбирать из списка:

- Печеные лукошки с клубникой и лимоном, ореховый соус и кофе по Каннски.

- Лукошки только что поставили в печь. Они будут готовы через несколько минут.

- Все в порядке, я не тороплюсь.

Дружелюбно улыбнувшись, официантка удалилась.

В ожидании заказа, я смотрела в окно, на проезжающие мимо автомобили. В здании напротив располагался огромный супермаркет ювелирных украшений «CharmGems». Я рассеяно наблюдала, как перед ним остановился роскошный красный автомобиль с откидным верхом, и высокий мужчина повел свою спутницу внутрь. Над домами слева возвышались вершины сверкающих на солнце небоскребов, неторопливо колыхалась зеленая листва на деревьях, растущих вдоль дороги.

Телефон в моей сумочке негромко запищал. Все еще разглядывая улицу, я на ощупь достала его и нажала кнопку ответа:

- Алло.

- Привет милая! Это Энди!

- Привет Энди! – воскликнула я. – Как давно я тебя не слышала!

Энди был близким другом Саймона, и я предполагала, что на показ новой коллекции в Риде они уехали вместе. Вероятно, Энди по какой-то причине остался в Канне. Как ни странно, его звонок меня очень обрадовал.

- Разве ты не поехал в Рид?

- Я был там, но уже вернулся. Хочешь услышать, как прошел показ?

- Конечно! Во всех подробностях!

- Я сейчас долго не могу говорить, хотя очень соскучился! Знаешь что? Приезжай в «Сэнди-Палас» к восьми вечера? Здесь сегодня грандиозное шоу, а после него сможем поговорить, идет?

- Договорились! – Я улыбнулась. Мне натерпелось расспросить Энди обо всем как можно скорее.

- Тогда жду тебя там. Сегодня вечером будут выступать лучшие шоу-балеты Канна, представляешь? Наверняка мне удастся увидеть там Андрэ!

О том, что Энди предпочитает тесное общение с мужчинами, а не женщинами, я знала с самого начала. Но это не мешало нам быть отличными друзьями.

Я рассмеялась в трубку.

- Не будь слишком напорист. А то вдруг этот твой Андрэ предпочитает дам, а не кавалеров?

- Не шути так милая, а то у меня удар случиться! – Энди на секунду надулся, но тут же снова расцвел. – Я видел, как он на меня смотрел в прошлый раз! Я не могу ошибиться! Нет, нет и нет! – заключил он радостно.

- Окей, тебе виднее, – согласилась я миролюбиво. – Буду в «Сэнди-Палас» в восемь вечера.

- Жду тебя! Чао!

Он отключился.

Через проход между столиками спешила улыбающаяся официантка с подносом в руках.

- Вот и лукошки!

Она аккуратно расставила передо мной тарелки и блюдца, сняла с подноса дымящийся кофе, разложила приборы и, пожелав приятного аппетита, удалилась.

Еда пахла изумительно. Клубничный соус обрамляли дольки свежего лимона, предусмотрительный официант положил маленькую мерную ложечку рядом с ореховым соусом. В отдельных стеклянных шариках находилась пряности к кофе: гвоздика, корица и кардамон.

Собираясь приняться за еду, я с радостью отметила, что мое настроение заметно улучшилось. Возможно, впервые за два дня мне удастся провести вечер, не думая о человеке с холодными серо-голубыми глазами.

 

К восьми часам вечера я прибыла на Оушен-авеню.

Энди заранее договорился о том, чтобы меня пропустили внутрь, не требуя входного билета или пригласительного. Вероятно, он имел крупные связи с кем-то из сотрудников заведения или администрации. Решив, что нужно будет отблагодарить его при случае, мне оставалось только подыскать себе подходящий наряд.

Водитель такси плавно притормозил автомобиль на обочине широкого проспекта и произнес:

- Желаю вам приятного вечера!

- Спасибо. – Я расплатилась и вышла из машины.

«Сэнди-Палас» был назван «песчаным» благодаря тому, что мраморные полы его дальних терасс выходили прямо на побережье. Все три этажа великолепного здания снаружи украшали лепные фигурки танцующих пар, лучи мощных прожекторов, вмонтированных в бетон, ярко подсвечивали белые каменные стены, превращая здание в сказочный дворец. По всему периметру тянулись длинные балконы, где можно было укрыться от посторонних глаз в тени высоких колонн. Одна из сторон «Сэнди-Палас» выходила на широкий проспект, где располагалась огромная стоянка для машин. В этот час она почти до отказа была забита дорогими сверкающими автомобилями. Две других стороны утопали в зелени садов. Запутанные изгибы парковых аллей позволяли найти уединение всем желающим. Искусно замаскированные беседки тут и там прятались в тени густых деревьев.

По широким мраморным ступеням поднимались одетые в дорогие костюмы и вечерние платья, мужчины и женщины. Некоторые, впрочем, пренебрегая установленными правилами, предпочитали проводить вечер в более свободной и комфортной одежде. Но на это никто не обращал внимания, потому как главной целью праздничного вечера являлось обеспечение всех присутствующих комфортом и весельем.

Краем глаза я даже заметила двух мужчин, на которых из одежды были только черные шляпы и повязки в виде фиговых листов на бедрах. Я едва не расхохоталась в голос. Чего только не увидишь! Шутники, ей-богу. Продолжая улыбаться, я влилась в общий поток людей, направляющихся ко входу и через несколько секунд оказалась внутри.

Застыв на пороге от изумления, я во все глаза разглядывала фойе «Сэнди-Паласа». Такое великолепие я видела впервые! Интерьер поражал роскошью и богатством. Сверкающие люстры на длинных золотых цепях спускались с декорированного потолка, пушистые ковры нежно зеленого оттенка украшали паркетные полы, стены были обиты синим с позолотой бархатом, стеклянные лифты плавно опускались и поднимались вдоль стен, в центре зала находился великолепный фонтан. Сотни маленьких струек ниспадали с самого верха, каскадом перетекая на нижние ярусы, и заново выбрасывались в воздух, рассыпаясь мириадами сверкающих брызг.

Оправившись от первоначального изумления, я шагнула в веселую толпу. Отовсюду доносились взрывы хохота, люди стояли парами и группами побольше. Одна из девушек устроилась прямо на перилах, ловко выуживая бокалы с вином у сновавших повсюду официантов. Те лишь улыбались, и продолжали разносить подносы с напитками, как ни в чем не бывало. Из соседнего зала доносилась веселая музыка. Сквозь широкие двери был виден край огромной сцены, где артисты уже готовили первый номер. До начала выступлений оставалось еще около получаса, и я решила посетить дамскую комнату.

Повернув позолоченную ручку на двери в конце зала, я прошла по мягко освещенному коридору в просторную комнату. Огромные зеркала в полный рост отражали отделанные белоснежным бархатом стены и сверкающие раковины. Нигде никакого кафеля. Впрочем, как я уже успела заметить, декораторы внутреннего убранства помещений постарались на славу. Исключением не стало и это место.

Из-за длинного коридора звуки музыки сюда почти не проникали.

Я подошла к зеркалу и осмотрела себя с ног до головы. Вроде бы все в порядке. Золотистое платье не помялось, длинные кольца локонов не распустились, макияж не смазался. Слегка пройдясь пудрой по коже, я закрыла сумочку и направилась обратно в зал.

« - Нужно найти Энди» - подумала я, и уже было достала телефон, но передумала и положила его обратно. Здесь столько всего! Столько людей, красивых помещений, где я еще не была, столько нового и интересного. Решив заняться поисками друга позже, я выпорхнула за дверь навстречу веселой музыке и смеху.

Подхватив бокал с прохладным шампанским с подноса, проходящего мимо официанта, я сделала глоток и невольно залюбовалась происходящим. Сотни улыбающихся лиц, непрерывный гул голосов, изумительная музыка, все это создавало атмосферу радости и царящего вокруг веселья. В этот момент мне все казалось ослепительно прекрасным. Меня переполняло счастье и предвкушение великолепного отдыха. Улыбка не сходила с моего лица ни на минуту.

Тогда еще никто не предполагал, что произойдет через час.

Всего через один час.

 

Шоу-балет «Экзотика», состоящий исключительно из полуголых мужчин, закончив выступление, спешил предоставить место на сцене следующей группе. Судя по программе, которую я видела в холле на стене, это должны быть «Дивы» - шесть красивых девушек, танцующих современные эстрадные танцы в стиле «Джаз».

Пока я вспоминала, упоминал ли Энди, в какой из групп танцует его несравненный Андрэ, девушки, одна за другой появились на сцене. Белоснежные крылья, прикрепленные к спинам, делали их похожими на ангелов. В то время как длинные черные хвосты с кисточками на конце намекали на дьявольское происхождение.

« - Очень пикантная деталь» - улыбнулась я самой себе « - Этакие падшие ангелочки». Последние несколько минут я стояла, прислонившись к колонне в самом центре, откуда открывался хороший вид на сцену. По периметру, на некотором возвышении, были расставлены многочисленные столики, где можно было посидеть и отдохнуть. В центре же находилась ровная площадка для тех, кто предпочитал стоять, наблюдая за происходящим на сцене с более близкого расстояния.

Сейчас здесь было очень многолюдно. Напитки лились рекой, шум и гам не утихал ни на минуту. Некоторые смотрели на сцену, восхищаясь ярким танцевальным шоу из моря красок и бури эмоций, остальные общались между собой.

Держа в руках шампанское, я рассеянным взглядом обводила зал.

« - Где-то должен быть Энди» - мои глаза скользили по мужским и женским лицам « - Звонить отсюда бесполезно, все равно ничего не услышу» Продолжая искать его глазами, я отклонилась от колонны в сторону, надеясь увидеть его в другой части зала.

В этот момент основной свет в зале медленно погас. Замелькали яркие лучи прожекторов. Девушки на сцене сбросили крылья и, окончательно превратившись в дьяволиц, прыгали по сцене на высоченных каблуках.

« - Вот невезуха!» - подумала я.

Искать Энди при таком освещении стало практически невозможно. Больше по инерции, чем в надежде найти его, используя редкие всполохи прожекторов, я продолжала рассматривать стоящих вокруг меня людей.

В какой-то момент мой взгляд наткнулся на широкую спину мужчины, одетого во все темное. Скользнув по нему глазами, я уже было проследовала мимо, но снова вернулась. Что-то показалось мне отдаленно знакомым. Продолжая смотреть в его сторону, я нетерпеливо дожидалась, пока очередной луч прожектора осветит его еще раз. Отчего-то мне стало жизненно необходимым рассмотреть этого человека.

Мужчина стоял от меня метрах в пятнадцати. Темнота скрывала его лицо, вполоборота повернутое к сцене. Через секунду он полностью отвернулся. Как раз в этот момент по нему скользнул яркий луч, высвечивая темные волосы на затылке.

« - Тьфу!» - вырвалось у меня.

Какой-то парень, стоящий рядом со мной у той же колонны, спросил, не принести ли мне еще шампанского. Даже не глядя на него, я рассеянно кивнула. Он моментально исчез.

Вытягивая шею как жираф, я старалась привстать на цыпочки и разглядеть мужчину в черном. Как назло между нами встали несколько человек, полностью загородив обзор.

 - Да что ж мне так не везет-то! - в сердцах произнесла я как раз в тот момент, когда вернувшийся парень протянул мне шампанское. Заглотив его одним махом, я вернула парню пустой бокал. Тот присвистнул и снова удалился.

Несколько человек продолжали загораживать от моего взгляда высокого мужчину. От отчаяния я едва не лезла на колонну. И как только я решила, что, пора подойти и заглянуть ему в лицо, как человек в черном обернулся сам.

Я едва не задохнулась, встретившись со знакомыми серо-голубыми глазами.

Я узнала бы его где угодно. Это красивое лицо, столько раз преследовавшее меня в мыслях, эти широкие плечи, эти мощные руки….

Мои щеки заполыхали как от пожара, сердце гулко заколотилось в груди. Неужели после стольких мыслей о нем, я была вознаграждена новой встречей? Я не верила своему счастью! Мне отчаянно захотелось подойти к нему, коснуться руки, почувствовать аромат его парфюма, заглянуть в его глаза.

« - Наконец-то я тебя нашла!» - от переполнявших меня чувств, я была готова запеть в голос « - Мой вечер удался! Мой вечер удался!» - кричал внутри меня радостный голос.

И как только я сдвинулась с места, чтобы сделать первый шаг, его глаза под темными бровями резко похолодели.

От неожиданности я застыла на месте.

Он, прищурившись, смотрел на меня, но лицо его не выражало радости. Скорее оно было отрешенно спокойным. А вот взгляд был предостерегающим. Это я поняла совершенно точно.

Все еще не веря, что он не рад меня видеть, я снова решила сделать шаг вперед, но он отрицательно покачал головой. Челюсти плотно сжались, брови едва заметно нахмурились. Весь его вид говорил «Даже не думай об этом».

Мои ноги приросли к полу.

Как такое возможно? Я столько времени мечтала увидеть его, а теперь, когда он рядом, я не могу подойти к нему. Я была готова отдать все что угодно, лишь бы оказаться хоть на шаг ближе.

Но он запретил мне.

Боже мой…. Он запретил мне делать это. Невозможно. Такого не может быть!

С мольбой в глазах, я снова посмотрела на него.

Мужчина в черном отвернулся.

Спрятавшись по другую сторону колонны, я прислонилась спиной к прохладному камню и медленно съехала вниз. Грудь сжала боль, мысли путались, происходящее казалось нереальным. Как во сне я увидела протянутую руку с бокалом, взяла шампанское, снова выпила залпом и отдала пустой стакан назад.

Парень изумился и исчез. Теперь, я думаю, насовсем. Сегодня из меня все равно бы вышла никудышная компания. Да и плевать.

На все плевать.

Сердце разрывалось на части. Мысли беспрестанно кружили вокруг высокого мужчины, стоявшего так близко и так далеко.

Зачем он так? Неужели я ему совсем не нравлюсь? Почему я вообще прикипела к этим холодным глазам?

Я сидела на полу, прижав руки к груди. В темноте люди почти не замечали этого, лишь иногда задевая за меня ногами, извинялись и проходили дальше.

Я чувствовала себя опустошенной, никому не нужной, отвергнутой….

Значит, зря я все это время думала о нем. Зря мечтала, зря надеялась.

Закрыв лицо руками, я проклинала себя. Моя душа скулила, словно собака, которую больно пнул бессердечный хозяин. Желая провалиться сквозь землю, я страстно мечтала об одном - никогда больше не видеть его вновь.

 

Не замечая ничего вокруг, я почти на ощупь пробиралась сквозь толпу людей. На сцене уже выступал кто-то другой, но мне не было до этого дела. Я хотела оказаться как можно дальше отсюда. Шум и веселье бетонной плитой стали давить на меня. Музыка превратилась в череду пронзительных звуков, режущих слух. Мелькающий свет раздражал глаза, от выпитого шампанского мутило.

Больше всего на свете я ненавидела себя за желание оглянуться.

Нечеловеческим усилием воли я заставляла переставлять ноги и идти вперед. Не смотреть. Не смотреть. Только не смотреть туда! Стараясь сохранить остатки гордости, я пыталась выпрямить спину и гордо поднять голову. Понимая, что, несмотря на все усилия, я все равно выгляжу жалко, мне хотелось выть от отчаяния.

Провались оно все к черту!

« - Зачем я вообще пришла сюда сегодня! Сидела бы дома, смотрела бы телевизор!»

Да, конечно это была скучная перспектива, но по сравнению с нынешним положением, она казалась мне очень радужной.

« - Не хочу так! Не хочу! Ненавижу все!» - спотыкаясь о чьи-то ноги, не замечая того, что уже бегу, я, не отрываясь, смотрела на двери, ведущие из зала. Мое спасение.

Вдруг со стороны сцены раздался оглушительный треск. От громкого звука заложило уши. Сразу несколько женских голосов визжали. Едкий дым быстро заполнил помещение.

Не понимая, что происходит, я оглянулась на сцену и едва не упала. То, что раньше было сценой, превратилось в груду искореженного металла. Одна ее часть еще держалась на подмостках, другая, треснув, накренилась и провалилась вниз. Железная арматура торчала из проломов, обуглившиеся стены дымились, огонь расползался по декорациям и аппаратуре. Еще секунда и он перекинется на шторы и занавес.

Рядом с проломом лежали люди. Окровавленные лица, порванная одежда, стоны и крики. Визг не прекращался.

« - Боже, они ведь не умерли?» - от шока я застыла на месте « - Что здесь вообще происходит?»

В зале началась паника. Кто-то толкнул меня в плечо, люди бежали к выходу, наступая друг на друга, перескакивая через упавших.

Раздался еще один взрыв. Ударной волной неимоверной силы в зале выбило стекла, дальняя стена треснула, я с ужасом увидела как одна из колонн, подпирающих потолок, пошла трещинами. Стоявшая рядом со мной девушка пронзительно закричала. Шок парализовал ее. Она не отрываясь смотрела как от потолка начинают отваливаться огромные куски бетона. Декоративная лепнина крошилась и осыпалась, оставляя на месте себя зияющие дыры. Куски белого гипса один за другим срывались вниз и разбивались о пол и людей, поднимая в воздух облака сероватой пыли.

Давка достигла ужасающих масштабов. Одни бежали к выходу из зала, кто-то пытался пролезть через оконные проемы, рискуя порезаться об острые края торчащего стекла. Несколько человек колотили в закрытую дверь рядом с искореженной сценой. Повсюду лежали люди. От криков закладывали уши. Объятая ужасом толпа напоминала огромный муравейник, разворошенный ногой злобного исполина.

Резко обернувшись, я посмотрела на главные двери.

Нет. Ничего не выйдет. Огромная куча паниковавших людей толкала друг друга к выходу, но из-за хаоса вместо того, чтобы проходить сквозь них, они лишь плотнее спрессовывались, образовывая плотный затор.

Я затравленно оглянулась. Стараясь плотнее прижаться к колонне, чтобы не быть затоптанной бегущими людьми, я продолжала озираться по сторонам.

« - Где же выход? Куда двигаться?» - от страха у меня подкашивались ноги. Дым разъедал глаза, заставляя их беспрерывно слезиться. Потолок над моей головой натужно трещал.

Вдруг я почувствовала, как колонна, к которой я прижимаюсь, пришла в движение. Из-за творящейся вокруг суматохи, я поначалу не придала этому значения. Но уже через секунду камень под моими руками начал уходить в сторону. Я в ужасе посмотрела наверх. Место, где верх колонны крепился к потолку, потрескалось, в результате чего она начала крениться. Вторая колонная, находившаяся ближе к сцене, уже обрушилась. Вероятно, давление потолка на оставшуюся опору стало слишком сильным, и она не могла справиться с ним в одиночку.

Я впервые в жизни видела, как бетонный столб складывается пополам. Сначала в центре появился широкий поперечный разлом, затем обе части колонны медленно поехали в одну сторону, выворачивая наружу куски стальной арматуры. Железные прутья, словно стебли сухой травы, сгибались от чудовищной силы, с потолка сыпалась серая крошка.

От ужаса я окаменела на месте. Чувствуя, что еще секунда, и я вообще не смогу двигаться – я побежала. Задыхаясь от дыма, не разбирая дороги, я рванулась прочь от страшного места, которое через мгновенье похоронит под собой всех оставшихся. И уже почти добежав до края центральной площадки, я услышала, как за спиной раздался оглушительный грохот.

Меня чем-то ударило по плечу. От страшной боли я на мгновенье перестала видеть окружающее пространство. Хватая ртом воздух, я чувствовала жжение в районе шеи и левой руки, которое усиливалось с каждой секундой. Сделав еще два шага вперед, я запнулась о лежащий на полу кусок гипса и начала падать.

В этот момент чьи-то сильные руки подхватили меня и комната, качнувшись, взмыла перед глазами в воздух.

 

Он стоял и смотрел, как она уходит.

Может, стоило позволить ей подойти?

Нет. Холодная логика и на этот раз победила. Ни к чему все это. Она справится, сильная девочка. Если дать ей поблажку сейчас, она сама того не понимая, бросит к его ногам все. Об этом красноречиво говорили ее полные счастья глаза в тот момент, когда их взгляды встретились. Тем более ни к чему продолжать знакомство, которое не принесет ей ничего, кроме боли и разочарования.

Она оказалась понятливой. Хватило одного взгляда, чтобы остановить ее на месте. Умница.

Несмотря на это, мужчина чувствовал досаду.

Слишком сильным оказалось воздействие ее полных мольбы глаз. Для того чтобы повернуться к ней спиной, ему потребовалось некоторое усилие. А это уже никуда не годится.

Продолжая смотреть, как золотистое платье исчезает в толпе, он нехотя отметил, какой растерянной и ранимой выглядит ее фигура. Хрупкие плечи, поникшая голова….

В какой-то момент, он едва не пустился следом. Сейчас же догнать, остановить, вернуть….

Мысленно выругавшись и скрутив это, лишенное логики, желание узлом, он засунул его в дальний угол сознания. Под железный засов. Пусть умрет там же, где родилось. С каких пор его голова позволяет подобным мыслям выплывать на поверхность?

Стакан в руке треснул. Настолько сильно он сдавил его, даже не заметив этого. Кровь, перемешанная с бренди, закапала с пальцев на гладкий пол.

Мужчина медленно посмотрел на ладонь. Челюсти его сжались еще плотней.

Стряхнув с руки острые осколки с руки, он развернулся и зашагал в уборную, чтобы смыть кровь.

Взрыв произошел в тот момент, когда он начал подниматься по лестнице.

В отличие от девушки, он мгновенно понял что происходит, и резко обернулся на ступенях, чтобы оценить ситуацию.

Откинув из сознания лишние детали, такие как крики, паника и беспорядочное движение, мужчина пришел к единственному выводу – взрыв. В районе сцены. Несколько человек погибло, многие ранены.

Его холодные глаза моментально нашли три выхода из помещения. Главные двери, куда побежало большинство, он отсек сразу. Окна находились в непосредственной близости от эпицентра взрыва. Существовала вероятность, что там рванет еще раз. Мозг с огромной скоростью рассчитывал наиболее безопасные траектории движения по залу, на ходу отмечая треснувший потолок и лежащие на полу обломки.

Мужчина решил двигаться вдоль правой стены. За барной стойкой располагалась дверь, которую он приметил еще в начале вечера. Она осталась единственным безопасным выходом. Туда!

Но как только он сделал первый шаг, раздался новый взрыв, заставивший снова пересмотреть ситуацию.

Глаза заскользили по залу, на ходу отмечая новые детали. В голове быстро изменился план действий. Вдоль стены передвигаться опасно. Одна из колонн покрылась трещинами, что неминуемо приведет к ее падению, не далее как через три-пять секунды. Недостаточно, чтобы проскочить.

Взгляд переместился на потолок. Местами тот уже обрушился, еще несколько плит опасно накренились, грозя в любую секунду сорваться на бегавших внизу людей.

« - Глупо. Их похоронит заживо» - ровно подумал он, продолжая двигаться по направлению к бару, до которого оставалось около десяти метров. В этот момент с диким грохотом рухнула левая колонна, превратившись в бесформенную груду обломков и пыли. Кто-то закричал. Люди врассыпную рванулись от опасного места, крича, наталкиваясь друг на друга, падая.

« - Вторая опора не сможет долго выдерживать вес полотка» - автоматически отметил он, глядя на широкий разлом между плитами у основания правой колонны. Она уже начала опасно крениться в сторону, грозя через мгновенье рухнуть окончательно. Чтобы оценить радиус повреждения бетонными блоками, мужчина резко перевел взгляд ниже и…. замер на месте.

Девушка в золотистом платье стояла, прижавшись к той самой колонне, которая была готова обрушиться в любой момент.

Но она будто не замечала этого. Растерянное лицо искажено от страха, руки отчаянно цепляются за холодный камень. Едва увернувшись от бегущих прямо на нее людей, она лишь плотнее прижалась к столбу, ища спасения в ветхом укрытии.

Не думая о том, что делает, человек в черном резко развернулся на месте. Логика отключилась, разумные доводы перестали существовать.

« - Черт!» - прорычал он и резко бросился вперед.

Перескакивая через лежащие на полу стулья и битое стекло, мужчина с разбега перемахнул через высокий барьер, отделявший ресторанную часть от площадки, и ловко приземлившись на ноги, со всей силы рванул дальше.

Время как будто замедлило ход.

Несмотря на стремительную скорость, мужчина чувствовал, что не успевает. Перед глазами как в замедленном фильме проплывали чьи-то лица, руки автоматически отталкивали препятствия, мощные ноги все быстрее и быстрее несли вперед. Сердце тяжелыми ударами прогоняло кровь по тренированному телу, мышцы сокращались и разжимались, заставляя и без того огромную скорость увеличиваться каждую секунду. Горячий воздух шумно вырывался из легких.

Когда в середине колонны возникла трещина, заставившая обе части прийти в движение, девушка, словно очнувшись ото сна, посмотрела наверх и побледнела. Как будто впервые пробуя собственные ноги, она неуверенно подалась назад, но было уже поздно. Огромные куски бетона начали срываться с потолка. Достигнув пола, они с оглушительным треском разбивались об него, выбрасывая вверх облака грязной серой пыли.

Девушка побежала. Благодаря тому, что она резко свернула в сторону, от нескольких кусков ей удалось увернуться. Но следующий камень, молниеносно сорвавшись сверху, ударил ее по плечу, заставив неуклюже наклониться в сторону, чтобы удержать равновесие.

Пробежав еще несколько метров, она начала медленно оседать на пол.

Мужчина зарычал.

Одним прыжком преодолев оставшееся расстояние, он подхватил ее на руки и, увернувшись от очередного камня, повернул прочь от колонны. Не обращая внимания на раздававшийся за его спиной грохот, мужчина продолжал бежать вперед, крепко прижимая обмякшее тело к себе.

Обогнув барную стойку, он распахнул дверь в служебное помещение и аккуратно, стараясь не ударить головой, вынес девушку наружу.

 

*****

 

Черная машина, словно тень, на огромной скорости неслась по пустынному шоссе.

Мужчина за рулем внимательно следил за дорогой. Нахмуренные брови выдавали кипевшую в нем ярость. Одной рукой он достал телефон и набрал номер.

- Начальник одиннадцатой группы слушает. – Ответил мужской голос на том конце.

- Джек, это я.

- Ох, - удивленно произнес человек, мгновенно узнавший собеседника. – Что произошло? Ты обычно не звонишь просто так.

- Да. – Мужчина за рулем посмотрел в зеркало заднего вида. – Пятнадцать минут назад здание «Сэнди-Паласа» было взорвано.

- Да что ты! – От удивления человек на проводе даже присвистнул. – Как ты узнал об этом?

- Я там был.

В трубке на несколько секунд повисла напряженная тишина.

- Ты не пострадал?

- Нет. Но жертв много. Остались десятки раненых. Первый этаж почти полностью обрушен.

- Чем я могу помочь?

- Узнай, кто это сделал. Мне нужны имена всех причастных к этому людей. Максимум к утру.

Собеседник мгновенно подобрался.

- Как скажешь. Все данные пришлю по почте.

- Жду.

Человек за рулем отключил телефон и спрятал его обратно в карман. Бросив быстрый взгляд на дорогу, он повернулся и посмотрел на заднее сиденье, где лежала девушка.

В сознание она не приходила. Плохо. Нужно срочно определить повреждения. Хотя дыхание ее оставалось ровным, лоб блестел от выступившей влаги, бледные губы едва заметно подрагивали.

В бунгало на берегу ее вести нельзя. Там нет необходимых медикаментов. Хотя его внутренний силы, скорее всего, хватило бы, чтобы излечить ее самостоятельно, мужчина предпочел не рисковать. Если сломана ключица, срастить ее руками не удастся. Нужны стальные шунты, а они есть только в квартире.

Придется показать ей свой дом.

Что ж, если этого требует необходимость, пусть будет так. Судя по предыдущему поведению девушки, слабоумной она не являлась, а значит, он сумеет ей объяснить, что не любит гостей.

Если объяснения не помогут, всегда есть еще один выход. Стереть ее память.

Но до этого вряд ли дойдет.

Резко вывернув руль, он свернул на подъездную аллею, ведущую к дому.

 

Поднявшись на второй этаж, мужчина ногой распахнул дверь в кабинет, по совместительству являющийся спальней, и осторожно положил девушку на кровать. Затем подошел к шкафу возле дальней стены, набрал несколько цифр на вмонтированном в переднюю панель пульте, и, дождавшись пока на экране высветится надпись «Access granted», открыл дверцу. Внутри мягко зажглось автоматическое освещение.

Достав с полки несколько металлических инструментов, он положил их в нижний отсек и включил ультрафиолет.

Возможно, они не понадобятся. Но лучше быть готовым ко всему.

Пока происходила стерилизация, он подошел к стене и нажал кнопку дополнительного освещения. Несколько ламп, вмонтированных в стены и потолок, засветились ровным белым светом. Внимательно оглядев комнату, мужчина бросил взгляд на шкаф у стены, где нижнее табло показывало время до окончания стерилизации.

«47. 46. 45….» Секунды медленно отсчитывались в обратном порядке.

Как раз хватит времени, чтобы вымыть руки и избавиться от пыльной одежды.

Сбросив с себя черную майку, он быстрым шагом проследовал по коридору до ванной комнаты.

Дверь захлопнулась. Зашумела вода.

 

Когда он вернулся в кабинет, девушка на кровати осторожно пошевелилась и открыла глаза.

- Не двигайся. – Коротко бросил мужчина, продолжая растирать полотенцем руки и плечи. Подойдя к шкафу, он выключил замерший на цифре «0» счетчик, бросил полотенце на стул и, достав с полки нужную мазь, вернулся к кровати.

Присев на край, он повернул голову девушки набок и осторожно прошелся пальцами по шее. Слегка надавив на кожу, он заметил, как она едва заметно поморщилась. Глаза ее щурились от света.

- Слишком яркий…. – Прошептала она тихо.

- Терпи.

Быстрым точным движением мужчина разорвал горловину платья. Ткань с треском разошлась в стороны. Оторвав большой кусок рукава, мужчина полностью обнажил плечо.

Его взгляду открылся темно бордовый кровоподтек, расплывшийся по руке и шее. В одном месте кожа сильно опухла. Именно сюда ударил острый край камня. Осторожно ощупывая кожу, мужчина нахмурился и произнес:

- Сейчас расслабься. Полностью.

Дождавшись, когда девушка закрыла глаза, и дыхание ее выровнялось, он положил ладонь на поврежденное место и замер.

В его мозгу мгновенно возникла картина строения ее плеча. Ладонь потеплела. Взгляд серо-голубых глаз пристально смотрел в несуществующую точку, в голове развернулась схема участка повреждений.

Медленно сканируя поверхность изображения, мужчина вычислял детали.

Верхние ткани над ключицей сильно повреждены ударом. Трапеция надорвана. Связки и сухожилия шеи целы…. Он немного переместил ладонь и внимательно всмотрелся в более глубокие слои.

Кость в порядке. Трещин нет.

Это именно то, что он хотел знать.

Закончив осмотр, мужчина осторожно убрал руку с плеча и поднялся с кровати. Теперь у него была вся нужная информация.

Оказывается, понадобится даже меньше, чем он предполагал. В первую очередь хороший сон, организм сначала должен отойти от болевого шока, и несколько процедур с втиранием «феронина», который ускорит заживление.

Несколько дней, и она будет полностью здорова.

 

 

 

 

Полную версию книги можно прочитать, скачав ее с главной страницы сайта.